Статьи

Слёзы «ё»


«Вопрос поставлен правомерно», — считает Елена Драпеко

В год, провозглашенный Президентом В.В.Путиным годом русского языка, губернатор Ульяновской области Сергей Морозов дал указание сотрудникам областной администрации с 1 февраля составлять документы, используя букву «ё».

Буква «ё» хотя и седьмая буква алфавита, но счастья ей это не принесло. 18 ноября 1783 г. в доме директора Петербургской академии наук княгини Екатерины Романовны Дашковой состоялось одно из первых заседаний недавно созданной Академии словесности с участием таких знаменитостей, как Державин и Фонвизин. Обсуждался проект полного толкового Славяно-российского словаря, знаменитого впоследствии Словаря Российской академии. Академики уже собирались расходиться по домам, когда Екатерина Романовна, улыбнувшись, спросила у присутствующих, сможет ли кто-нибудь написать слово «ёлка». Академики решили, что княгиня шутит, но та, написав произнесённое ею слово: «ioлка», спросила, правомерно ли изображать один звук двумя буквами? И не лучше ль ввести новую букву «ё»? Вскоре предложение Дашковой было утверждено общим собранием Академии наук. Идею Дашковой подхватил уроженец Симбирской губернии Николай Карамзин. С его лёгкой руки буква «ё» вошла в состав русского алфавита и даже стала символом славянского самосознания. Один советский эвфемизм «ё-к-л-м-н!» чего стоит.

«Декретом о введении новой орфографии», утверждённым Совнаркомом 10 октября 1918 г., были исключение фиты, яти и ижицы, ограничение на письме твёрдого знака, изменение приставок и окончаний, местоимений, однако признание желательным употребление буквы «ё», за что боролась Академия наук, не прозвучало. Буква практически исчезла из русской письменности: вместо неё теперь ставили «е». Более того, появлялось двойное написание некоторых слов: «жолудь» и «жёлудь», «шопот» и «шёпот». В 1956 г. правительственная орфографическая комиссия издала «Свод правил русской орфографии и пунктуации», в котором вариантные написания подобного рода были унифицированы — оставлены только с буквой «ё». Но это не помогло: «ё» так и не возродилась. По мнению ряда специалистов, такая ситуация привела к чудовищным искажениям русского языка, путанице и неопределённости, ошибочным прочтениям, которые постепенно становились общепринятыми. Особые проблемы замена буквы «ё» на «е» возникли в написании имён, фамилий, географических мест. Кто теперь знает, что великий русский математик Пафнутий Чебышев на самом деле Чебышёв, а художник и общественный деятель Николай Рерих — Рёрих? Впрочем, коверкаются и имена иностранцев: Ришельё, Монтескьё, Гёте, Гракх Бабёф, Роберт Бёрнс, Генрих Бёлль, Луи Пастёр, Рёнтген. Из-за отсутствия «ё» на письме фамилия русского дворянина Левин из «Анны Карениной» (от Лёва — Лев) превратилась в еврейскую Левин (от леви — еврейский раввинский род), а «Вишневый сад» Чехова стал вишнёвым.

Активная пропаганда буквы «ё» началась в Ульяновской области в 1997 году, когда отмечалось 200 лет со дня её первого использования Карамзиным в его альманахе «Аониды». В ней с буквой «ё» были напечатано три слова: орёл, мотылёк, слёзы. Через пять лет в области отпраздновали 205-летие этой буквы. В настоящее время в Ульяновске возле областной научной библиотеки стоит гранитный памятник в виде строчной «ё».

По поводу использования буквы «ё» в официальных документах должны высказаться специалисты-лингвисты, полагает зам. председателя Комитета по культуре Елена Драпеко. В России работает правительственная Комиссия по русскому языку под руководством министра образования и науки России Андрея Фурсенко. «Думаю, что вопрос возвращения буквы «ё» в официальные документы нужно решать на уровне правительственной Комиссии», — сказала она. Е.Драпеко отметила, что в Государственной Думе этот вопрос не ставился. «Но я понимаю проблему — это касается документов граждан, которые связаны с наследством, с удостоверениями личности. Если в одном документе написано «Неелов», а в другом — «Неёлов», то как суд трактует эти записи? Полагаю, что существуют проблемы в межгосударственных отношениях при переводе с одного языка на другой. Считаю, что вопрос поставлен правомерно. Но он может быть решён не на уровне закона, а на уровне подзаконного акта», — заключила она.

Есть немало причин для возвращения буквы «ё» в официальные документы и печатные СМИ. Тем более, что технических сложностей при этом не предвидится. Буква «ё» в русских словах всегда ударная, поэтому они будут правильно читаться и произноситься. Любопытно и то, что точки над «ё» делают слово легко опознаваемым: диакритический знак помогает быстрее опознать слово, а значит, повышается скорость чтения.

И если через какое-то время мы начнём говорить не «расставить точки над «i», а «расставить точки над «ё», то это потому, что сегодняшние усилия многочисленных сторонников реанимации седьмой буквы русского алфавита увенчалась успехом.

Олег Казаков

 


СПРАВКА

 

Согласно правилам русской орфографии и пунктуации буква «ё» пишется в следующих случаях:

1. Когда необходимо предупредить неверное чтение и понимание слова: узнаём — узнаем; всё — все; вёдро — ведро: совершённый (причастие) — совершенный (прилагательное) и т.п. Но чаще смысл приходится узнавать из контекста: заем или заём?

2. Когда надо указать произношение малоизвестного слова (например, река Олёкма). Но и это правило повсеместно нарушается.

3. В специальных текстах: букварях, школьных учебниках русского языка, учебниках орфоэпии и т.п., а также в словарях для указания места ударения и правильного произношения.

В иноязычных же словах в начале слов и после гласных вместо буквы «ё» пишется «йо»: йод, йота, йогурт, йога, район, майор. Однако в этом видится неравноправие: мы же не пишем вместо «я» сочетание «йа», а вместо «ю» — «йу», почему это исключение делается для «ё»? В последнее время «ё» используется в транскрипции корейских и японских имён. Но и здесь случаются конфузы: вместо японского имени Ёсиро в прессе печатают Иосиро (от Yoshiro), но «ио» и «ё» произносятся по-разному. Не адекватен и перевод с русского: вместо Горбачёв — Gorbachyov, получается Горбачев — Gorbachev.

 


ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ БАЙКА ПРО «Ё»

Накануне нового 1988 года в консульское отделение МИД СССР приходит факсимиле от генерального консула СССР в Великобритании: «Hастоящим сообщаем, что Королева Виктория зачислена в штат посольства в должности машинистки-стенографистки…». Изумлённый начальник Департамента загранкадров в Москве задумчиво чешет затылок и отвечает примерно следующее: «Праздники праздниками, но пить всё-таки было бы неплохо поменьше…». Через десять минут за подписью посла приходит сообщение, что «пить было бы неплохо поменьше не нам, а вам, и что это — не королева Виктория, а Королёва Виктория Борисовна».


Институт развития прессы 2010 © FinS.ru