Статьи

Жанна сомари не досталась ноге

Но неприятный осадок остался

На прошлой неделе мы все перенервничали. В Москве не так уж много подлинников импрессионистов, и разбрасываться Гогенами и Пуссенами мы себе позволить никак не можем.

Тем не менее мы чуть было не лишились чуть ли не всего, что имели: 16 ноября конфликт между Россией и швейцарской компанией "Noga" принял новый неожиданный оборот. По запросу фирмы, которая пытается получить от Москвы около $700 млн долга, арестована коллекция ценнейших картин из коллекции пушкинского музея, которые выставлялись в Швейцарии.

"У России есть все необходимые документы, позволяющие спокойно относиться к ситуации с задержанием картин из собрания ГМИИ им. Пушкина", сообщил заместитель руководителя федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурных ценностей Анатолий Вилков.

Ирина Антонова, директор Музея изобразительных искусств имени Пушкина, была далеко не так спокойна. Она заявила немедленно после ареста картин, что, по ее информации, "ящики с художественными произведениями продолжают оставаться в Базеле и в Женеве, они размещены там в каких-то ангарах, как будто бы уже решается вопрос о том, что в течение часа они будут перевезены на склады" По мнению Антоновой, "с самого начала, конечно, просто чудовищное отношение к художественным ценностям. Если уж они решили наложить арест, то почему они не оставили памятники в музее, где имеются все надлежащие условия и где есть персонал, который может этим заниматься?".

В то же время директор российского музея, чуть было не лишившегося ценнейшей части своей коллекции, ни в чем не упрекала своих швейцарский коллег. "Безусловно, они ни в чем не виноваты, в частности, директор музея господин Леонард Джонада, это из глубоко, очень уважаемых людей в музейном сообществе мира. Ему доверяют свои картины "Метрополитен музей" в Нью-Йорке, музей Великобритании, Лувр парижский, немецкий музей, он получает со всего мира картины, понимаете? Он делает великолепные выставки, он известен своей выставочной программой. Так что к нему у нас никаких претензий нет. Он в отчаянии, мы с ним все время говорим по телефону, он находится в очень тяжелом, конечно, состоянии" - так Ирина Антонова описывала свои переговоры с швейцарцем.

За дальнейшими приключениями российского национального достояния с трепетом наблюдали все, кто способен отличить импрессионистов от пуантилистов.

Зажилят или нет швейцарцы нашего Ренуара? Вернется или нет знакомый всем с детства портрет Жанны Сомари на привычное место в Пушкинском? Тем временем Нога (Noga) заявила, что она "была вынуждена прибегнуть к конфискации важных произведений искусства в свете неравного боя, который она ведет вот уже 14 лет против мировой силы - второго по величине экспортера нефти в мире, который настаивает на несоблюдении своих обязательств и этим поведением вредит своему имиджу правового государства", - говорится в заявлении компании. По сообщению Нога, компания хотела бы, чтобы картины были возвращены в Пушкинский музей в Москве. "Их возвращение зависит между тем от единственного решения Российской Федерации наконец-то выполнить свои обязательства по отношению к Нога и исполнить судебные решения, обязывающие ее выплатить 1 миллиард 185 миллионов 600 тысяч швейцарских франков, плюс проценты", - подчеркивается в заявлении. Зря надеялись. На следующий день Федеральный Совет Швейцарии снял с картин арест, и шедевры наконец отправились домой. Неутомимый владелец компании Нессим Гаон немедленно дал пресс-конференцию, на которой заявил, что невыплата этого долга - причина всех его финансовых проблем. "Вы разрушаете мою жизнь, мою семью, мою компанию" - сказал он, заочно обращаясь к Москве. Если кто не помнит - это почти прямая цитата из Шекспира. А в роли фунта мяса должника выступили картины из Пушкинского музея. Напомним - судебное разбирательство между швейцарской компанией и правительством России тянется с начала 90-х годов. С "Ногой" заключили несколько контрактов почти на полтора миллиардов долларов, по которым "Нога" должна была поставлять продукты и удобрения в обмен на нефть. Россия отвечала по контрактам своим имуществом.

В 93-м году российское правительство расторгло договор, и "Нога" подала на взыскание долга. И вот наконец, как раз тогда, когда верстался очередной номер, стало известно, что фуры с картинами наконец приехали в Москву. Четыре пломбированные фуры передвигались по Европе в условиях строжайшей секретности, а юристы и искусствоведы тем временем готовятся подсчитывать убытки. Но уже сейчас эксперты отмечают, что потери моральные намного серьезнее материальных последствий. В следующем номере "Q" мы познакомим наших читателей с первыми оценками этого ущерба и с мнением депутатов ГД об итогах этой неприятной истории.


ДОСЛОВНО:

"Могу сказать, что страховка некоторых картин - до $45 млн"
ИРИНА АНТОНОВА, директор Музея изобразительных искусств имени Пушкина

Видите ли, в чем дело, это выставка французской живописи, это один из самых лучших разделов в нашем музее, начиная с 17 до начала 20 века. Причем там находятся, в общем-то, все крупные имена, скажем, картина Пуссена "Ринальдо и Армида", это один из шедевров Пуссена. Мы его посылали в свое время на большую монографическую выставку Пуссена в Лувр. Один из лучших Пуссенов во многом, величайший мастер, который стоит рядом с Рембрандтом, Рубенсом, Веласкесом и т.д. Там картины, прекрасные картины Буше, там несколько картин Коро, там Курбе, там Эдуард Мане, там очень много импрессионистов, несколько картин Клода Моне, там "Скалы в Этрета", другие, все знаменитые очень вещи. Могу просто сказать, что страховка некоторых картин - до $45 млн. Там "Жанна Сомари" Ренуара, там две великолепные картины Дега, его "Танцовщицы" и "Прогулка", "Бег лошадей", это его знаменитые темы. Там Гоген, Ван Гог, Сезанн, Матисс, Пикассо. Все имена, которые я называю, все крупнейшие художники Франции. Надо сказать, что выставка пользовалась огромным успехом, и нас просили еще там на 2007 год, планировались следующие наши какие-то выставки других собраний.


Институт развития прессы 2010 © FinS.ru