Статьи

Три составные части другой ноги

«Родина — Пенсионеры — Жизнь»

В конце августа 2006 года в пресс-центре «Аргументов и Фактов» состоялась пресс-конференция лидеров трех партий — Партии Жизни Сергея Миронова, партии «Родина» Александра Бабакова и Партии пенсионеров Игоря Зотова. На конференции под прицелом камер многочисленных представителей СМИ была подписана Декларация о создании новой оппозиционной партии.

Главная задача — создание на базе трех партий новой партии левого толка, которая на парламентских выборах 2007 года составит конкуренцию партии «Единая Россия».

Попытки журналистов выяснить наименование новой партии, которая на конференции носила рабочее название «Родина — Пенсионеры — Жизнь», имя лидера партии, срок проведения учредительной конференции, а также имя кандидата от партии на президентских выборах оказались безуспешными: лидеры трех партий только заявили о намерении начать работу по созданию партии, а конкретные вопросы будут решаться в процессе ее формирования и развития партстроительства.

Особое внимание привлекло то, что новая партия планирует быть оппозиционной к партии власти. По заявлению С. Миронова, «мы оппозиционны самой сути «Единой России» как монопольной политической силе». По его мнению, в России должна быть реальная многопартийность, а ставка на административный ресурс не может быть надежной основой. С. Миронов отметил, что он проинформировал Бориса Грызлова о планах создания новой партии.

По мнению Михаила Делягина, создание заявленной партии — это «попытка из миллиарда дохлых муравьев сложить одного умного слона». Однако уже сейчас объединенная идеей укрупнения трехпартийная структура обладает определенным ресурсом. В Государственной Думе есть 29 членов фракции «Родина», в Совете Федерации присутствуют 21 член Партии Жизни, а в регионах ощутимо представительство в местных заксобраниях членов Партии пенсионеров и имеется активный электорат пенсионеров советской закалки. Собственные партийные газеты будут объединять свои ресурсы. По сообщению А. Бабакова, законодательные инициативы, исходящие от членов создаваемой партии, станут поддерживаться в Госдуме фракцией «Родина». Электорат трех партий не конфликтует между собой, поэтому можно ожидать расширения электоральной базы новой партии. Нетрудно заметить и то, что из трех лидеров партий только Сергей Миронов является харизматической личностью, и именно он реально способен возглавить создаваемую партию, если, конечно, ее не захочет возглавить Владимир Путин.

Возможно, что руководство «Единой России» понимает сложившуюся в стране ситуацию и поддержит своих товарищей по кабинетам в создании новой партии. В конце концов, нынешним единороссам также не помешает надежный запасной аэродром. И если одна «нога» затекла, то другая с новыми силами подхватит груз бюрократической вертикали, которую так необходимо поддерживать действующей власти ради преемственности ее самой на грядущих выборах.

 


Корреспондент  Михаил Тульский беседовал на эту тему с известными депутатами

 Николай Губенко,
бывший министр культуры СССР, депутат Мосгордумы от КПРФ

— Вообще, я был весьма удивлен тем, что это объединение назвало себя левым. Совершенно очевидно, что это бутафория, которая создана, чтобы на парламентских и президентских выборах привлечь на свою сторону действительно левый электорат, чем в очередной раз расколоть левое движение. А раз в первый раз у «Родины» выполнение этой поставленной Кремлем задачи прошло успешно, то и во второй раз решили то же самое сделать. И я думаю, что и сейчас это может пройти успешно.

— Как вы думаете, какие известные политики могут присоединиться к этой коалиции? Николай Харитонов, Сергей Глазьев, Геннадий Селезнев могут присоединиться?

— Николай Харитонов и Геннадий Селезнев, думаю, на это не пойдут. А вот Сергей Глазьев вполне может к этому проекту примкнуть — ему это будет вполне с руки. И если Глазьев к ним присоединится, тогда они смогут если не преодолеть 7%-ный барьер, то уж часть наших голосов отобрать запросто.

— То есть Вы их считаете противниками КПРФ?

— Я не вижу в этой коалиции противников КПРФ, у нас до такой степени все противопоставлены друг другу, одним больше, одним меньше… Но я уверен, что настоящее объединение левых сил возможно только на основе идеи социальной справедливости, о приверженности к которой многие заявляют, но одна из немногих, что ей действительно следует, — это КПРФ.

— Но разве руководство КПРФ заинтересовано в объединении с кем-либо, разве оно готово к тому, чтобы вообще начинать с кем-либо переговоры об объединении? А если нет, то куда деваться малым левым партиям, которые, может быть, вполне искренне хотят послужить не Кремлю, а народу, но им ведь просто некуда больше идти…

— Намерено ли руководство нашей партии с кем-либо объединяться и готово ли вести переговоры о коалициях — не знаю, я далек от руководства КПРФ. Но я твердо знаю, что если люди действительно исповедуют эту идеологию, я бы сказал, эту веру в социальную справедливость, то они должны объединяться вокруг КПРФ.

— Вы говорите, что объединение «Родины», Партии жизни и Российской партии Пенсионеров — это выполнение задачи Кремля по отниманию голосов у КПРФ. Но у КПРФ осталось не так уж много голосов (на региональных выборах 12 марта 2006 года средний процент КПРФ составил 13,6%), и этот процент довольно стабилен. Поэтому не получится ли наоборот: если не будет другой альтернативы, то неопределившиеся просто проголосуют за партию «Единая Россия». И почему, по-вашему, «единороссы» так резко отрицательно отреагировали на объединение, если это объединение угрожает не им, а вам?

— Я уверен, что все это режиссура. И резко отрицательная реакция «Единой России» специально срежиссирована, чтобы люди поверили в то, что Партия жизни, «Родина» и Российская партия Пенсионеров (РПП) — оппозиция, и чтобы к ним ушли левые голоса, голоса КПРФ…

 

Галина Хованская,
независимый депутат Госдумы,
зампред партии «Яблоко»

— Движение в сторону объединения — правильное. У «Родины» последнее время популярность снижалась, а у Миронова и не была никогда высокой. Поэтому объединение — это возможность для партий выйти на новый уровень влияния и популярности. Если уйдет националистический душок, а Сергей Миронов об этом говорил, то у них есть определенные шансы: пока не скажу, преодолеют ли они 7%, но очевидно, что они и не 1% получат. Дай им Бог всего самого хорошего. Я, кстати, полностью поддерживаю инициативу Сергея Миронова по снижению порога на выборах с 7% (самый высокий порог в Европе) до 3–5%.

— «Яблоко» одно в Думу не пройдет, и если объединение с СПС не получается, может, пора подумать об объединении с какой-то другой партией? Вы бы, например, могли к этой коалиции присоединиться?

— Что касается моего присоединения, то я никуда из «Яблока» уходить не собираюсь, если только вся партия не примет такое решение, но этот вопрос пока даже не обсуждался. Я лично положительно отношусь к Партии жизни: ее московское отделение возглавляет моя хорошая знакомая и бывшая коллега по Мосгордуме Ирина Рукина, позиции наших партий близки не только по теме социальной защиты, но и по экологической проблематике. К сожалению, сейчас по закону запрещено создавать на выборах блоки партий: если бы «Единая Россия» не продавила эту антидемократическую норму, нам всем сейчас было бы легче объединяться. А так многие миллионы избирателей могут оказаться не представленными в парламенте.

 

Виктор Черепков,
депутат Госдумы, член бабуринской фракции «Родина – Народная воля – СЕПР», председатель партии «Свобода и народовластие»

— Я не за то, чтобы левопатриотические силы объединялись для того, чтобы поднять автомат и начать жестокое противостояние. Я за объединение конструктивной оппозиции, всех здравомыслящих людей, которое было бы для наших властей, как в бухгалтерии – ревизор, как совесть, как система наказания и контроля. В политической деятельности это то, что необходимо. Ведь все правящие партии в России (и КПРФ, и Демвыбор, и НДР) погибают от того, что не имеют обратной связи с бедствующим народом. Если дурак сунет палец под дверь и ему его больно прищемят, то эта боль остановит его. А когда правящие партии не имеют этой боли, тогда государство не движется вперед.

Сейчас, как никогда, России нужна здоровая оппозиция. Но ее стремятся искусственно создать, причем из тех, кто никогда по образу жизни не был оппозицией. Оппозицию нельзя создать искусственно, она должна возникнуть сама собой. Как тот подорожник, который топчут, или как одуванчик, который выкорчевывают, а они все равно растут.

Я с уважением к Миронову отношусь, но реально не получится из него оппозиционера, он засветился в другом ракурсе. Как, впрочем, и от Димы Рогозина оппозицией не пахло, хотя из него и удалось создать оппозиционера, которому многие поверили. Так сейчас и у Миронова. И эта оппозиция не будет долговечна, если в нее не войдут личности…

— У одного Миронова не получится создать серьезную оппозиционную партию, это понятно. А если к его коалиции присоединятся такие серьезные и популярные политики, как Харитонов, Глазьев, Селезнев?

— Если будут привлечены и другие лидеры, то, может, у них и получится создать серьезную силу. Но вообще, нужны люди, которые не были игроками сегодняшних колод. Нужны политические самородки, которые стали бы арматурой фундамента оппозиции. Нужно чистое блюдо. Пусть на этом блюде будет только черный хлеб, но он пойдет со вкусом.

— А Вы для себя исключаете или допускаете возможность присоединения к коалиции?

— Я готов слиться с кем угодно, лишь бы это шло на пользу созданию гражданского общества, на пользу народа. Я работаю сейчас над уставом своей партии, чтобы создать такую партию, внутри которой объединились бы все, и в ней были бы разные фракции: пусть там будет фракция хоть Анпилова, хоть Лимонова, хоть Миронова, хоть Селезнева… Чтобы была широкая коалиция. Мы, оппозиция, должны быть едины и создавать ситуацию, когда власть не может испортиться. Ведь сейчас власть построена так, чтобы наверху оказывались худшие, самые отъявленные воры и коррупционеры. А лучшие, самые честные втаптываются в дерьмо… Сейчас есть здоровая оппозиция в населении, но ее не видно среди партий… Нужен не просто лидер, нужна система. Вот меня в партии иногда начинают так расхваливать, превозносить, а мне это все очень не нравится. Мне хочется создать такую партию, которая, даже если бы умерли 10 Черепковых, продолжала бы оставаться той силой, благодаря которой оздоравливается общество.

— Может, Вы скептически отзываетесь о коалиции «Родины» – РПЖ, РПП потому, что сами уже вошли в другую, которую обещал создать Сергей Бабурин? Ведь Сергей Николаевич на следующий день после объединения партий заявил: «»Народная воля» ведет переговоры со своими единомышленниками об объединении, наиболее реальными союзниками являются депутат Госдумы Виктор Черепков – лидер партии «Свобода и народовластие» и Сажи Умалатова, возглавляющая Партию мира и единства». Так ли это?

— Нет, на самом деле объединяться очень сложно: мы вот с Бабуриным даже по Приморью не смогли договориться, не говоря уж о том, чтобы добиться этого в масштабах страны... В Приморском крае я пойду во главе списка моей партии «Свобода и народовластие». А Бабурин уговаривал меня идти под знамена его партии «Народная воля», у которой в Приморье нет даже регионального отделения, не говоря уж о чем-то большем: ни Бабурина, ни «Народную волю» у нас вообще никто знать не знает. И вдруг мне предлагают все свое размонтировать и пойти под названием, у которого нет никаких сторонников в Приморье.

— В Приморье Вы с Бабуриным не договорились, но, может, договоритесь еще об объединении партий в масштабах страны?

— Не думаю, мы с ним уже перестали вести переговоры. Да и какой смысл? Он предлагал нам ликвидироваться и вступать в «Народную волю». Но наша партия «Свобода и народовластие» ликвидироваться не будет – у нас 152 тысячи членов по всей стране, то есть количественный состав соответствует новому закону. А у Бабурина неизвестно, есть ли хотя бы 50 тысяч членов, которых требует закон. Ну и почему же тогда мы должны к нему присоединяться, а не он к нам?

 

Виктор Алкснис,
депутат Госдумы, член фракции и партии Бабурина «Народная воля»

— Мой принцип в политике: никогда не говори никогда. Но, с другой стороны, я весьма скептически отношусь к этому объединению. Ведь изначально у «Родины» была национал-патриотическая идеология, а у Партии жизни — никакая. И объединение этих партий фактически означает, что «Родина» откажется от национал-патриотической идеологии. Партия «Родина» поднимала русский вопрос, и этим был вызван ее успех. Ведь в России огромный пласт избирателей, которые исповедуют умеренный русский национализм, и эти люди ищут, за кого отдать голос, и часть из них решила, что «Родина» и есть партия просвещенного национализма. Именно поэтому власть увидела в ней угрозу, поэтому ее сняли с выборов.

— Не могу с Вами согласиться. «Родина» никогда и ни в малейшей степени не декларировала себя националистической партией: она шла на выборы 2003 года под исключительно социальными лозунгами: борьба с олигархами, перераспределение природной ренты, увеличение социальных гарантий населению. Это ЛДПР добавляла к социальным лозунгам националистическую приправу («Мы за бедных, мы за русских»), а у «Родины» в 2003 году даже «приправы» не было. Но и вне зависимости от этого какую Вы можете предложить «Родине» альтернативу объединению с Партией жизни?

— Альтернативой, другим выходом был бы переход в радикальную оппозицию — это означало бы, что на ближайших выборах «Родина» не попадала в Думу, зато начинала борьбу за воплощение своей программы и идеологии.

И через 5-6 лет вернулась бы в парламент в ранге победителя. Сегодня нельзя в России иметь мнение, отличное от мнения Кремля. Ведь когда Миронов и Бабаков говорят, что они в оппозиции к правительству, но не к президенту, то у меня сразу возникает вопрос: а кто же назначает это правительство, как не президент? То есть надо, сказав «а», говорить и «б»…

— А что, есть какие-нибудь партии, которые говорят сейчас это «б»? Уж к вашей «Народной воле» это точно не относится…

— Да, сейчас в России нет таких партий. И это меня крайне разочаровывает. Ведь это все может привести к тому, что люди просто откажутся голосовать.

— Если Вы не увидите такой партии радикальной оппозиции, то и Вы лично не пойдете голосовать?

— Если не будет той альтернативы, которую я хочу видеть, а ее, скорее всего, не будет на ближайших выборах, то я и сам не пойду голосовать.


Институт развития прессы 2010 © FinS.ru