Статьи

Любовь наравне с Конституцией

Лица — события — жизнь

Что происходит с людьми, которые определяют судьбу России — куда идти, как дальше развиваться, какую дорогу выбрать? Куда они исчезают с политической арены? Как складывается их судьба? Что их волнует сейчас? Мы начинаем публикацию материалов о бывших депутатах Государственной Думы разных созывов.

Все началось с дневников. С личных дневников, столь привычных для любой гимназистки ушедшего века и переданных Виктору Югину ее потомками для скорейшего чтения и дальнейшего использования в личных целях. Но личное, как обычно, стремительно перерастало в общественное. Слишком созвучна сегодняшнему времени и пережитому опыту показалась Виктору Алексеевичу царящая в умах юных героинь дневниковых записей сумятица. И как следствие — стремительно нарастающие в предреволюционном Петрограде тревога, агрессия и безверие. Эти размышления и послужили толчком к созданию книги «От всех тех лет остались пересуды».

Из старых дневников. «18 октября 1905 г. Сегодня после молебна на площадке Над. Андр. позвала нас всех в залу, где сказала, что уроки у нас прекращаются на неделю или на две… гимназисты и реалисты на нас злы, потому что мы не бастуем…

Сегодня приходил Вас. Юр. Прослушивать мою пьесу. …Он остался очень доволен, сказал, что я сделала большой успех, что у меня есть сердце!»

— Вот что интересно: как было в России в начале века, так этим же и закончилось. Царь Николай II был мягким и сердечным, а таким государю нельзя быть. Государь должен проявлять жестокость и быть просвещенным. А написанная книга, она так и называется — «От всех тех лет остались пересуды»... Для меня ведь важно было что? Сопоставить в штрихах то время и наше…

Так кроме текста и воспоминаний родилась глава «Фотоштрихи», в которой безжалостный объектив замкнул логическую цепь лица — события — жизнь. Жизнь обычных и власть имущих людей (Ельцин, Хасбулатов, Полторанин и другие), пейзажные съемки, лица «живой» газеты «Смена» образца 1984 года, когда верилось, что все у нас получится. И глубокие, но не без убийственной иронии комментарии Югина. Личные комментарии общественного человека.

— Эта книга написана не для чтения взахлеб, не для любителей детективов. Она написана для истории. Есть официальная и неофициальная точки зрения. Ведь сейчас только начинают говорить: «Вот эпоха Ельцина». А вы при живом Ельцине все напишите, задолго до глубокого анализа…

Там кроме «Фотоштрихов» еще очень важный образ есть — Человек в окне. Он действительно стоит в окне, его шатает туда-сюда, он в раздумьях весь. А остальная часть — различные рассказики и воспоминания.

Виктор Алексеевич по-военному четко подразделяет тогдашних народных избранников на романтиков и прагматиков. Считает, что настоящая граница пролегла между ними в октябре 1993-го, когда вместе со штурмом Белого дома к каждому депутату приходило осознание — просить для себя личные льготы или продолжать стоять на страже Конституции России.

— Если бы тогда Борис Николаевич ориентировался на тех, кого я называю романтиками, то сейчас было бы по-другому. Ведь мы тогда стояли не за революционный, а за эволюционный переход.

Есть такая теория Людвига Эрхарда — экономиста-теоретика, волею судеб ставшего министром финансов в разрушенной после Второй мировой войны Германии. Благодаря его реформам за короткий период страна добилась восстановления экономики и социальной стабильности. Его по праву считают творцом немецкого экономического чуда, хотя, по мнению самого Эрхарда, успех его реформ имел чисто научный характер.

— Этот человек поднял Германию буквально из пепла. Он говорил: девальвация — это уже неизбежность, Германия разбита, наши родители потерпели поражение. Но он говорил, что это старшее поколение нужно сохранить, а будущее — в детях. А вот среднее должно работать так, как никогда. Но опять же, для того, чтобы сохранить старших и заботиться о младшем поколении. Про гайдаровскую реформу говорят, что ей не хватило Эрхарда. Это верно, но верно лишь в том смысле, что в России хватало профессионалов, однако не нашлось ни одного фанатично преданного реформе пропагандиста.

А если говорить о себе, то Югин считает, что главное сделано. Закон о СМИ, созданный при участии возглавляемого им комитета, работает до сих пор. Худо или бедно, но дело живет. А соответствие слов делу Югин считает самой главной оценкой человека. Об этом и письмо сыну в его книге. Об этом и неожиданный ответ бомжей, помогавших Югину и его товарищам пройти подземным путем под Москвой к защитникам Белого дома в октябре 93-го.

— Этот «проход» сегодня с нами — развлечение, риск или кто-то пообещал хорошо заплатить?

— Мы бомжи. Отбросы общества. Нынешнего и завтрашнего тоже. Ельцин нас опустил так, что и не снилось раньше. Но… Мы уважаем законы и чтим Конституцию. Поэтому и ведем вас в Белый дом.

На вопрос, о чем будет следующая книга, Югин ответил: «О любви». И точка. Потому что неисправимые романтики чтут ее наравне с Конституцией.

Лариса Зорина

 

P. S. Книга о любви «У каждого свой крест» написана совсем недавно. И об этом в нашей следующей публикации.

 


ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Виктор Югин родился в 1940 году. Окончил Киевский институт физкультуры и Ленинградскую ВПШ при ЦК КПСС. С 1985 по 1990 год — редактор газеты «Смена», со всем публицистическим азартом приведший к власти Б. Н. Ельцина. 1991-1992 годы — председатель телерадиокомпании «Петербург». В первые перестроечные годы народный депутат России и член Президиума Верховного Совета России. Автор книг «Государственный переворот за 16 франков», «Подрезанное крыло России», «Хамелеоны эфира». Ныне на пенсии, проживает в Петербурге.


Институт развития прессы 2010 © FinS.ru