Статьи

Мы делаем общее дело

Современная женщина: личность и профессионал

На сегодняшний день только 20 государств могут похвастаться достойным уровнем участия женщин в работе государственных органов власти. В Великобритании этот показатель составляет 19,7%, в США — 15%, во Франции —12%. На постсоветском пространстве лидирует Беларусь — 29%, за ней следует Литва — 22%, замыкают тройку Таджикистан и Узбекистан -— у них по 17,5%. У России красноречивый показатель в 9,8% — это ниже, чем в Туркменистане, Азербайджане и Казахстане. Поэтому нам очень приятно, что нашу рубрику «Статс-секретарь» открывает женщина, тем более что в этой должности она одна единственная на все министерства.

— Любовь Николаевна, статс-секретарь — это новая должность в министерстве. Расскажите, пожалуйста, какие функции он выполняет?

— Да, действительно, эта должность была введена в августе прошлого года — ей ровно год. Дело в том, что в результате проведенной административной реформы количество зам. министров было сокращено до двух. Ровно в силу того, что огромный кусок работы, который называется «обеспечение законодательной деятельности федерального органа исполнительной власти», невозможно было включить в функционал ни одного из них, и была восстановлена должность статс-секретаря.

В функциональные обязанности статс-секретаря входит согласование и учет всех инициатив, которые исходят из субъектов законодательной власти, от депутатов Государственной Думы и членов Совета Федерации, их анализ и мониторинг. Обязанности определяются постановлением Правительства РФ и единообразны для всех статс-секретарей любого министерства и ведомства.

— Современное общество претерпевает большие изменения. Как Вы считаете, роль женщины во власти усиливается или наоборот существует тенденция к ее снижению?

— Может быть, я выскажу нетипичное для женщины утверждение, но я убеждена в том, что при соревновании в профессионализме критерий «женщина» не должен быть использован искусственно. Наша женщина полноценно может конкурировать с мужчиной в своей профессии. Например, по статистике в среде малого и среднего предпринимательства женщин больше, чем мужчин. Женщина может оперативно и профессионально управлять процессами, где нужны практика, воля, энергия, организационные способности, решительное женское слово. Что касается высшего руководства, то профессионализм здесь носит более стратегический характер, требует обобщения, взгляда на следующий шаг, определения последствий и ответственности за принятые решения. В этой сфере деятельности мужчины конкурируют более успешно. И это естественный, нормальный процесс.

Мне кажется, что при существовании квотного принципа женщины неестественно приходили во власть, и это снижало результативность работы в целом. Но что касается теперешнего процесса, то точно могу сказать, что женщины, пришедшие во власть на посты, которые требуют проявления мужских качеств, прекрасно справляются со своими обязанностями, и их становится больше. Мы можем не всегда количественно это замечать ровно в силу того, что министерств стало меньше, значит, и руководителей, следовательно, и женщин на руководящих постах.

Согласна с точкой зрения многих аналитиков, что в среде политиков, законодателей, среди тех, кто определяет правила игры, должна быть референтная точка зрения. Давно известно, что женский и мужской взгляды отличаются — это разные способы видения мира.

Например, для того чтобы обеспечить эту референтность, партия «Единая Россия» приняла решение, что в списках в следующую Думу должно присутствовать не менее 30 процентов женщин. Я считаю, что это признание не того, что они не могут пройти, а того, что обеспечение референтности признается как важный фактор.

— Важная тенденция в современной жизни — установка на развитие индивидуальности. Всегда ли Вы проявляли лидерские качества?

— Я всегда занимала активную жизненную позицию: была председателем совета дружины, секретарем комитета комсомола, долго занималась собственным бизнесом. Затем была приглашена работать в правительство советником по вопросам социального блока, избиралась депутатом Государственной Думы. Работала в Комитете по вопросам образования, ведь по профессии я учитель, кандидат педагогических наук. Была приглашена на работу в Администрацию Президента. Все это время я занималась вопросами внутренней политики. Считаю, что не случайно исполнительная власть заинтересовалась теми людьми, которые имеют опыт политической деятельности. Исполнительная власть пришла к пониманию, что важно не только делать, а найти возможность посоветоваться с общественными организациями, политическими партиями, чтобы найти оптимальное решение. И именно эти навыки позволили мне прийти работать в министерство и сосредоточиться на вопросах, затрагивающих интересы конкретного гражданина. Всегда стараюсь делать то, что могу.

— Любая профессия накладывает свой отпечаток на человеческий характер. Вы уже долгое время работаете в политике, на руководящих должностях. Как вы считаете, какие черты Вашего характера помогают или мешают, в семье и на работе?

— Совершенно не обязательно, чтобы твердые решения по форме проводились ударом кулака по столу, гневным взглядом, маханием шашкой. Чаще всего некая рассудительность женщины, последовательность, взвешенность более помогают провести твердые, сильные мужские решения,

Когда человек находится во власти в одной части жизни, то ему совершенно не хочется быть во власти в другой ее части. Поэтому убеждение, что женщина-руководитель – руководитель и в семье, не всегда отвечает реальности. Как правило, бывает наоборот. Когда сын был маленький, меня спрашивали: «Любовь Николаевна, вам никогда не приходит в голову прийти домой и спросить: «Коля, ты по какому вопросу плачешь?»

Я не могу похвастаться тем, что в семье мы равные партнеры, что мы вместе принимаем решения, чем могут похвастаться многие женщины. Нет, у меня в семье решения принимает муж, потому что у меня чуть меньше времени.

— Какие законопроекты Министерство собирается вносить на рассмотрение в Государственную Думу в этом году?

— В рамках правительственного плана законодательной деятельности нашего министерства на этот год 14 законопроектов. Законопроект, который принят на прошлом заседании Государственной Думы в первом чтении, «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей» — это первый закон в рамках Послания президента, он важный, но не единственный. Планируется к рассмотрению законопроект о материнском капитале в рамках демографического национального проекта. Есть ряд базовых законов – все, что связано с реформированием системы социального страхования, ряд ратификаций, например конвенции об ограничении табакокурения. Очень часто возникают депутатские инициативы и законопроекты. Не всегда их возможно предусмотреть. Инициативы, которые возникают у депутатов, в последнее время чаще перекликаются с правительственными законопроектами. Считаем, что если законодательную инициативу разработал депутат объективнее, правильнее, справедливее, то задача министерства ее оценить, поддержать и реализовать. Есть у нас, конечно, и внутриведомственный план – то, что будем рассматривать в перспективе. Поскольку в нашем министерстве много направлений: это и социальная защита, и трудовые ресурсы, и здравоохранение, и в каждом есть много наболевших вопросов, то наш внутриведомственный план значительно больше и над ним работаем постоянно.

— На пленарном заседании несколько раз прозвучало предложение выделить Министерство по вопросам семьи и детства в отдельную структуру. Как Вы к этому относитесь?

— Я очень часто бываю свидетельницей предложений по поводу того, что нужно создать какое-либо отдельное ведомство. Сегодня это возникло по поводу семьи, детства и материнства. Если бы обсуждались вопросы по поводу инвалидов, стоял вопрос о создании федерального органа соцзащиты, вопросы трудовой миграции — возник бы вопрос о создании министерства труда. С точки зрения управления ежедневным процессом, конечно, этот вопрос задан логично. Но скомбинированность в одном ведомстве имеет смысл с точки зрения реализации больших страновых проектов. Ну невозможно без фонда Соцстраха провести пособия по ребенку. Если мы создадим министерство по делам семьи, нужно, чтобы соцстрах ему подчинялся. Соцстрах как внебюджетный фонд не может подчиняться одному, а уж тем более двум, трем министерствам. Смежность и межведомственность была сконцентрирована в одних руках в силу того, что задачи, которые мы решаем, носят проектно-глобальный характер. Это относится к национальным проектам, демографическим вопросам, к принятому 122-му Закону, который перестроил всю систему взаимоотношений. И решать их одному отдельному ведомству невозможно.

Есть другие механизмы, о которых мы иногда забываем. Они достаточно эффективны — это межведомственные рабочие группы. Например, тема профилактики бродяжничества среди несовершеннолетних ведется 8 министерствами. Я возглавляю рабочую группу, куда входят представители всех этих министерств, и для всех решения этой рабочей группы являются обязательными. Такие группы существуют по разным вопросам и позволяют министерствам кооперироваться без изменения организационного устройства.

— На заседании в пятницу был принят законопроект в первом чтении «О государственных пособиях граждан, имеющих детей». Это первый документ направленный на реализацию Послания Президента. Как вы его оцениваете?

— Представляя законопроект о повышении детских пособий, министр не один раз подчеркнул, что это первый шаг. О нем можно спорить, и это хорошо, что спорят. Такое повышенное внимание означает, что эта проблема волнует всех депутатов. Поиск комплекса мер, которые обеспечат увеличение рождаемости и улучшение жизни уже рожденным детям, идет постоянно. И они гораздо шире, чем рассмотренный законопроект. Большое пособие или маленькое? Такое, какое возможно на сегодняшний день. Вчера совсем об этом не говорили. Стимулируем ли вопросы опекунства, повышая пособие до 8 тысяч? Стимулируем. Мы считаем, что содержание детей в опекунских семьях, семейных детских домах дает ребенку больше внимания и возможностей. Семья есть семья. Те меры, которые направлены на укрепление семьи, будут развиваться и дальше. Поддержать надо семью, и тогда в ней будут появляться дети.

— Насколько конструктивны взаимоотношения Министерства с профильными комитетами?

— Если отношения есть, то они обязательно должны иметь и точки, в которых мы сходимся, и точки, в которых расходимся, и результаты совместной деятельности. Как в семье. Вот встречаются девушка с юношей, и нет никаких разногласий, в семье начинают жить – начинают ругаться. Но это уже семья. Со всеми комитетами, с которыми мы работаем, у нас установились семейные взаимоотношения тесные и деловые. Мы можем высказаться по разным вопросам, и у нас есть механизм переговорного процесса. С моей точки зрения, эффективнее споры, чем если бы мы говорили «все хорошо». Пусть лучше будут происходить трения, но пусть происходит то, что дает результат.

— Какие у Вас будут пожелания к депутатам Государственной Думы и сенаторам?

— Пожелание только одно – понимать, что мы делаем общее дело. И мне, как человеку, который был и в «шкуре» депутата, и теперь представляет позицию министерства, такая позиция очень близка. И мнение, что не делается, потому что не хотят, не всегда отвечает действительности. Бывает так, что все очень хотят. Но, повторюсь, это как в семье, которая получает определенный доход, — садимся и решаем. Да, может, кто-то хочет машину, но для семьи сейчас нужно купить новую мебель. Все понимают, никто не возмущается и не кричит друг на друга, все происходит естественным образом.

Мечта у меня есть, чтобы наша страна каждым воспринималась большой семьей. Чтобы встречались не только хорошие вести — с радостью, но и позиция, что на это пока не хватает, — с пониманием. Чтобы все были участниками процесса определения, что для нас сейчас главное.

Беседовала Елена Володина


Институт развития прессы 2010 © FinS.ru