Статьи

О Соединенных Штатах Европы — 2


В мире еще существуют границы, которые не так легко пересечь

В дни празднования 89-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции так и тянуло написать римейк какой-нибудь серьезной ленинской статьи. Ну, например, «О национальной гордости великороссов-2» (ну это в честь новоявленного праздника не понятно кого) или «Империализм как высшая стадия капитализма», ну или, на худой конец, «Как нам реорганизовать Рабкрин».

Все же, находясь под впечатлением заявлений нашего президента о необходимости переговоров между Абхазий, Южной Осетией и Грузией, да еще и сделанных на свободно отделившейся территории Российской империи, выбрали именно эту вечную тему.

Вообще, то, что в мире еще существуют границы, которые не так легко пересечь без испрашивания всякого рода разрешений, которые непонятно с какой радости кто-то должен или не должен тебе давать, является полнейшим анахронизмом.

Мир, двигающийся по спирали, то является абсолютно открытым, то закрывается, как жемчужница, норовя ущипнуть нежелательного проникающего элемента. Любые закрытия границы всегда осуществлялись из-за обиды, что те, кто за границей, до сих пор не являются подданными той страны, которая границы-то и закрывает. Хотя все больше и больше людей заинтересованы в свободном передвижении, как для экономических, так и для гуманитарных целей. Да что людей — международные компании в этом кровно заинтересованы, чтобы быть более конкурентоспособными, получая более гибкий доступ к трудовым ресурсам

Ну, понятно, что здесь еще вопросы налогов, протекционизма и всякой иной чуждой рядовому обывателю чепухи. Но худо ли, бедно, а Европа стремительно наверстывает то, что разбазарили дети Карла Великого — а именно экономическую империю от моря до моря. И вряд ли уже этот процесс, который сегодня основывается не только на повзрослевшем экономическом сознании, но и на впитанных с молоком матери принципах гуманизма, можно остановить.

И только в рамках такого процесса возможно сегодня разрешение мелкофеодальных эксцессов, основанных на провозглашаемом время от времени странами, заинтересованными в разжигании конфликтов, в которых сами-то не участвуют, праве наций на самоопределение.

Так была поделена Югославия, которая мешала многим державам еще с 1914 года (тогда еще Сербия), так продолжает дробиться и сама Сербия (по принципу: если уничтожать, так до конца). Аналогичные проблемы возникают и в Молдавии, а также Грузии.

В XXI веке экономические интересы отдельных хозяйствующих субъектов не зависят от территориальных границ, поэтому инвестиции вольны перетекать хоть в Констанцу, хоть в Варну, хоть в Сочи. Ну, или хоть в Череповец, или Галац, или Рыбницы — не важно.

Таким образом, сегодня частная экономика не столь активно нуждается в консолидации всех своих объектов под одной государственной крышей. Тогда, может, государство, как главный экономический субъект, заточенный на фискальные функции, заинтересовано во все больших территориальных приобретениях, чтобы увеличить налоги и сборы?

Тоже неверно, ибо такие островные крошечные структуры, как Гонконг или Сингапур, кратно успешнее нашей многострадальной необъятной родины.

Национальные амбиции? Да, это есть. Исторические корни, традиции, вероисповедание — все это накладывает отпечаток на сегодняшние взаимоотношения народов. И кажется нам, что эти проблемы, опять-таки странные для XXI века, который, безусловно, должен стать веком торжества космополитизма, возможно снять не через двусторонние переговоры, а через создание Панъевропейского, а к концу века и Земного государства без границ, без таможен, без загранпаспортов, пошлин, акцизов и т.д. и т.п., потому что все люди рождены равными в своих правах, и границы на земле чертит отнюдь не Господь Бог, а значит, обычным людям они вовсе не нужны.

Но с Землей как-нибудь попозже, а вот с Европой — это очень даже актуально. Очевидно, что вступление всех бывших югославских республик в Евросоюз, шенгенскую зону и зону евро позволит снять накопившееся напряжение и практически полностью решить проблему Балкан, на что ушло практически 200 лет.

То же и с проблемой грузинских автономий — Абхазии и Южной Осетии. Можно, конечно, призывать их к переговорам с материнской республикой, но если жители и элита не желают воссоединения, то сделать это невозможно. Другое дело, если такое воссоединение будет сопряжено с процессом вливания всех трех республик во что-то общее, авторитетное, дающее безусловные политические и экономические выгоды всем участникам процесса, — тогда, конечно, все возможно.

Таким интегратором могло бы выступить и Содружество Независимых Государств. Но только вряд ли кто сегодня воспринимает его как авторитетную организацию. К сожалению, СНГ не способствует ни примирению между своими участниками, ни открытию границ. Проблема Карабаха по-прежнему тлеет, а с введением самой дорогой в мире визы — туркменской — СНГ перестало быть открытым рынком труда и капитала. Да и что говорить, если страны-участницы постоянно вводят друг против друга квоты, защитные меры и т.д. и т.п. Поэтому СНГ, которое сегодня постепенно превращается в группу Соседей Ненавидящих Государств, такую миссию выполнить не сможет, требуется серьезная реорганизация, которая, положа руку на сердце, сегодня невозможна.

Остается Евросоюз. Это, конечно, не та структура, которой мы можем что-то рекомендовать, но на нее вполне можно надеяться. При этом России непременно стоит взять курс на интеграцию в Евросоюз. Как бы то ни было, но Россия является в гораздо большей степени европейской страной, чем Турция, с точки зрения культурно-исторических предпосылок.

Интегрируясь в Европейское сообщество, Россия сможет пренебречь дальнейшей борьбой за вступление в ВТО, тем более что главные угрозы, которые ожидают российский бизнес, исходят не из Европы, а из США. Поэтому грузинский пассаж по поводу вето был как бальзам на душу многим бизнес-структурам России, опасавшимся американских угроз.

Европа более адаптирована для нас. Темпы ее развития нам наиболее предпочтительны и законодательство более близко. Выступив локомотивом для наиболее подготовленных стран СНГ в деле вступления в Евросоюз, Россия сможет сохранить свое региональное влияние, хотя с точки зрения глобального развития это уже не так важно. Ведь все решают деньги отдельных промышленных и финансовых групп, а для них важна предсказуемость, открытость труда и капитала, границ, единое валютное регулирование, а еще, хорошо бы, и единая валюта. И тогда все будет хорошо. Как в Европе.

Георгий Кириллов


Институт развития прессы 2010 © FinS.ru