Статьи

И в Думе продолжаю бороться с преступностью


За годы службы у меня накопился солидный опыт

Второе рождение

Детство прошло в казахстанской пограничной деревне, где служил отец. Глухое, полудикое место, где не было электричества, радио, телефона. В домах — земляные полы, керосиновые лампы. Конец 40-x — начало 50-х — время, когда и взрослым, и детям приходилось нелегко, во всей деревне ни у кого не было не только велосипеда, но даже фабричных лыж. А о мотоцикле и тем более автомобиле даже не мечтали. Из всего спортивного инвентаря у некоторых ребят имелись только коньки да самодельные лыжи, а летом играли в лапту. И ни одного футбольного или волейбольного мяча. Хорошо еще, что в школе была библиотека. Когда мне исполнилось семь лет, мать привезла мне из города коньки, и зимой мы с товарищем катались на замерзшей речке, каждый на одном коньке. В середине реки лед оказался тонкий, и я провалился в ледяную воду. Товарищ был постарше и посильнее меня, он протянул мне руку и вытащил, благо я успел ухватиться за край льда. Сейчас считаю тот день своим вторым рождением. А тогда, оказавшись в безопасности, я думал не о своем счастливом спасении, а о том, что дома меня точно накажут.

Учился в нескольких школах — с отцом-военнослужащим семья переезжала с места на место. Под Алма-Атой в селе Чемолган жили с Назарбаевым, который не подозревал, что через несколько десятков лет станет президентом страны.

Уехал в Новосибирск. Занимался многими видами спорта. Выступал за школу и за район в составе волейбольной и баскетбольной команд, участвовал в соревнованиях по велоспорту, легкой атлетике, лыжным гонкам. Мечтал о том, чтобы стать олимпийским чемпионом, ни больше, ни меньше… И поступил в Новосибирский техникум физкультуры и спорта.

Сбылась армейская шутка: «Копай от забора до обеда»

Увы, по окончании техникума я не стал ни олимпийским чемпионом, ни мастером спорта, хотя по нескольким видам имею разряды.

Меня призвали в армию, благодаря чему я приобрел новую профессию. А накануне призыва поступил на заочное отделение Алма-Атинского института физкультуры и спорта.

Служил в Красноярске в школе младших авиаспециалистов, откуда, окончив курс, был направлен дослуживать еще два года в Фергану (Узбекистан). Как и многим солдатам, запомнились «самоволки», скрашивавшие однообразные казарменные будни. И еще — спортзал площадью два гектара. Когда я на свою беду упомянул о техникуме, который окончил, мне радостно сказали: «А, так ты спортсмен! Тогда будешь мыть пол в спортзале».

На гауптвахту за время службы попадал дважды. В Красноярске — за ротозейство охранников, у которых из-под носа сбежали два штрафника. Я тоже входил в состав охраны, но во время побега моя смена отдыхала, и я мирно спал. Но разъяренное начальство не стало разбираться, кто прав, кто виноват, и нам всем влепили по десять суток гауптвахты.

Второй раз попал на «губу» уже в Фергане. Я был дежурным по части, и несколько моих подопечных по-своему решили поддерживать порядок в подразделении — сбежали в «самоволку». Пришел командир, а у меня несколько человек отсутствуют. На другой день от командира части я получил трое суток гауптвахты плюс рытье под палящим солнцем десяти метров траншеи, которую копали зачем-то в степи. На гауптвахте в тот день был «аншлаг», и меня привели обратно. Но избежать траншеи не удалось. Подводя итог срочной службы, я с гордостью отметил, что сам в «самоволке» ни разу не попался. Но в целом был исполнительным воином.

Это были люди только по анатомическим признакам

После армии я год работал в строительной организации в Фергане, потом поступил в четырехлетнюю Высшую школу МВД и таким образом провел в казарме в общей сложности семь лет. По окончании стал оперуполномоченным Уголовного розыска Узбекской ССР. Началось восхождение по служебной лестнице: старший оперуполномоченный, зам. начальника отдела, начальник отдела по убийствам. Запомнилась кража из церкви икон и церковной утвари, в том числе драгоценной, на общую сумму в несколько миллионов рублей — по тем временам огромные деньги. Неделю сидели в засаде, задержали и воров, и перекупщиков краденого.

Но особенно жуткое воспоминание осталось о жестоком убийстве семьи — бабушки, ее дочери двадцати семи лет с двумя худенькими девочками — пяти и семи лет. Их горла были перерезаны, но сначала детей изнасиловали. Одного участника этой кровавой оргии задержали в Ачинске Красноярского края, второго — в Украине. Оба — молодые симпатичные ребята, совсем непохожие на хладнокровных палачей. Они не раскаивались в содеянном, только животный страх перед грядущей расплатой превратил их в полные ничтожества. Они как черви ползали: «Только не расстреливайте!»

Их приговорили к высшей мере. И когда в связи с этим преступлением у меня брали интервью по ташкентскому телевидению, то, в частности, спросили: «Как вы относитесь к смертной казни?» Я ответил: «Задайте этот вопрос оставшимся в живых родственникам и соседям жертв подобного зверства. И всем нормальным людям».

Многолетнее общение с отбросами общества накладывает отпечаток на характер сотрудников УГРО. Это одна из неизбежных издержек суровой профессии… Но сострадание к жертвам не притупляется.

Юг — восток — запад

Из МВД меня перевели начальником горотдела милиции города Чирчика, расположенного недалеко от Ташкента. Примерно через два года назначили заместителем начальника УВД Ташкента, потом — Академия МВД СССР, должности первого зам. начальника УВД Ташкентской области, зам. начальника Межрегионального управления МВД СССР по организованной преступности в Таджикистане, Туркмении и Узбекистане, где меня застали события августа 1991 года. Для русскоязычного населения последовавший за путчем развал Советского Союза стал шоком. Все понимали, что будущего в отделившейся стране у них нет, надо как можно скорее уезжать. Круто менять устоявшуюся жизнь на неясные дальнейшие перспективы — тяжелая трагедия.

Меня направили на Дальний Восток, где я пять лет служил начальником УВД Амурской области. После жаркой Средней Азии первое время трудно переносил доходящие до 50 градусов (особенно в Тынде) амурские морозы. Большое впечатление произвела на меня бескрайняя тайга, где мы однажды зимой разыскивали сбежавших преступников.

Заблудиться в тайге в любое время года — почти неминуемая смерть. От голода либо в когтях медведя или тигра.

В 1993 году мне присвоили звание генерал-майора милиции.

Семь лет, с 1996 по 2003 год, я был начальником УВД Курской области. Таким образом, моя борьба с преступностью простиралась чуть ли не через всю страну — с юга на восток, затем на запад.

Зачем ворам и взяточникам конфискация?

За годы службы у меня накопился солидный опыт. Я хорошо знал положительные и отрицательные стороны правоохранительных органов, их нужды, усугубившиеся в те годы заметным сокращением финансирования. Работникам иногда месяцами не платили зарплату.

Не менее важная проблема состояла в том, что в новой стране появились новые законы, не всегда удачные. Из-за чего мы иногда не могли реагировать на явные правонарушения. Кроме того, несовершенное законодательство открывало дорогу всякого рода служебным злоупотреблениям.

Я решил, что пора свой опыт использовать на практике, по мере сил и возможности наводя порядок в силовых ведомствах. И решил стать депутатом Государственной Думы, что мне и удалось в 2003 году после победы над конкурентами.

Работая в своем комитете, мы, его члены, постоянно сталкиваемся не только с обычными законодательными трудностями, но и с нежеланием части общества принимать нужные, давно назревшие законы. Так, например, во всех цивилизованных странах за серьезные экономические преступления законом предусматривается конфискация имущества. Почему-то (я могу только догадываться, почему) предыдущая Дума изъяла конфискацию из уголовного кодекса. И только совсем недавно, после ратификации ряда международных конвенций, предусматривающих наличие института конфискаций, его введение рассматривалось парламентом, несмотря на противодействие части прессы, в явно заказных статьях, оплаченных сомнительно нажившими свои капиталы толстосумами, выступившей против подобной законодательной инициативы.

Главное мое увлечение — физкультура, с возрастом заменившая спорт. Редко, когда позволяет время, хожу в театр или на концерт.

Владимир Познанский

 


БИОГРАФИЯ:

АЛЕКСЕЙ ВОЛКОВАЛЕКСЕЙ ВОЛКОВ,

член Комитета по безопасности

Фракция «Единая Россия»

Родился в 1945 году в Казахстане. Окончил 7 классов, затем Новосибирский техникум физкультуры и спорта, работал школьным преподавателем и тренером. В 1964 году призван на три года в армию. Демобилизовавшись, с 1968 по 1972 год учился в Высшей школе МВД, по окончании — оперуполномоченный уголовного розыска. Дошел по служебной лестнице до должности начальника милиции города Чирчика Ташкентской области, затем стал зам. начальника УВД по оперативной работе г. Ташкента. В 1991 году с отличием окончил Академию МВД СССР. Назначен первым заместителем начальника УВД Ташкентской области, затем зам. начальника Межрегионального управления МВД СССР по организованной преступности в Таджикистане, Туркмении и Узбекистане. В 1992 году переведен на должность начальника УВД Амурской области, где работал пять лет, затем семь лет был начальником УВД Курской области. Кандидат юридических наук. Имеет ордена, медали, именное оружие и другие награды. В 2003 году избран депутатом Государственной Думы. Женат, имеет трех детей.


Институт развития прессы 2010 © FinS.ru