Статьи

Быть или не быть?


Споры о существовании судов присяжных продолжаются

Возможно, суды присяжных будут отстранены от рассмотрения уголовных дел, связанных с национальной ненавистью. «Оправдательные вердикты портят имидж РФ», — сказал на пресс-конференции в РИА «Новости» на прошлой неделе член Общественной палаты К. Каландаров.

Напомним, что сейчас начался третий процесс по делу военнослужащих, расстрелявших мирных жителей в Чечне. Процесс, по настоянию обвиняемых, дважды проходил с участием присяжных в Северокавказском окружном суде, но каждый раз Верховный суд отменял приговор из-за неверного порядка формирования коллегии.

Обвинением в хулиганстве и преимущественно условными сроками закончился процесс по делу об убийстве в феврале 2004 года в Санкт-Петербурге девятилетней таджикской девочки Хуршеды Султоновой. Главный обвиняемый в убийстве несовершеннолетний Роман Казаков был приговорен к пяти с половиной годам лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии. Остальные шестеро получили от полутора до трех лет.

После трагических событий Беслана стало известно, что один из убитых террористов за два месяца до этого был судим по обвинению в нападении на военную колонну. Присяжные оправдали и его. После чего Президент Ингушетии Мурат Зязиков предложил отменить суд присяжных на Северном Кавказе. Ведь там сильна клановая связь. На скамье подсудимых и за столом присяжных нередко оказываются родственники.

Возможно, окончательное введение суда присяжных в России будет отложено еще на 3 года. Пока единственный регион, где только профессиональные судьи могут выносить приговоры, - это Чечня. По Уголовно-процессуальному кодексу такой институт должен начать работать в Чечне с 1 января 2007 года. Но 11 сентября депутаты от фракции «Единая Россия» Валерий Гребенников и Владимир Мокрый внесли в Госдуму законопроект, предусматривающий введение положений УПК в части суда присяжных в Чечне не с 1 января 2007 года, а с 2010 года. Законопроект на голосование может быть вынесен уже в середине ноября.

Члены Общественной палаты, обсуждая работу судов присяжных при рассмотрении уголовных дел, связанных с национальной ненавистью, разделились на два лагеря. Одни считают, что суд присяжных — это «достижение демократии», вторые — что, например, «приговор националистам вправе выносить лишь профессиональные судьи».

Сегодня судьбы людей вершат безработные, домохозяйки, пенсионеры, а именно эта категория людей чаще всего оказывается в составе суда присяжных, кроме того, в его составе есть процент людей, вовсе не имеющих высшего образования. Такие люди абсолютно не защищены от давления со всех сторон. В Америке на время судебного процесса присяжных изолируют и приставляют к ним охрану. Фамилии, а тем более адреса присяжных знает лишь узкий круг людей. У нас же все с точностью до наоборот. Удивительный случай. Суд присяжных оправдал подозреваемых в организации преступного сообщества Игоря Поддубного и Евгения Бабкова. Предпринимателей отпустили на свободу прямо в зале суда. Через неделю бывших обвиняемых видели в ресторане вместе с заседателями.

По статистике, число оправдательных приговоров в России составляет до 15%, в то время как в судах общей юрисдикции — доли процента. По данным Фонда «Общественное мнение», только 16% россиян готовы добровольно вершить судьбы других людей, 78% от участия в коллегии присяжных предпочли бы отказаться. Получается, что общество к участию в судебных делах не готово. Это еще раз доказывает, что если уж оставлять суды присяжных, то необходимо создать специальные курсы. Чаще всего прокуроры не знают, как донести до простых людей суть дела. Неясными остаются многие стороны процесса. Так по незнанию и получается, что заседатели не понимают, чего от них хотят.

Член Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Исса Костоев крайне резко выступил против судов присяжных: «Почему обычный человек не может лечить больного? А потому, что требуются соответствующие образование и знания. А почему юриспруденция решение сложнейших юридических вопросов отдает просто людям, оказавшимся в компьютере, которые должны решать: виновен или не виновен».

По мнению членов Общественной палаты, выносить решения по делам о национальной ненависти должны специально подготовленные люди, близкие судопроизводству. Сегодня российское общество подвержено нетерпимости в отношении к иностранцам. Никто не может гарантировать, что эти настроения не будут присутствовать и при вынесении вердикта. И. Костоев считает, что правильно было бы оставить в ведении судов присяжных бытовые преступления, кражи. Но вот отдавать право «дояркам и строителям определять судьбы в сложнейших жизненных ситуациях» недопустимо.

Профессиональные юристы и адвокаты имеют на это свое мнение. «Я однозначно отдаю предпочтение «народному правосудию», — рассказал представитель правительства в Конституционном суде Михаил Барщевский. — И не потому, что заседатели более лояльны к подзащитным. Просто на таких процессах реально действует презумпция невиновности, о которой нередко забывают профессиональные судьи». Придерживается такого же мнения и другой известный адвокат — Генри Резник. «Суд присяжных — одно из достижений человечества. И надо сказать, что ничего лучше пока не придумано для достижения правосудия. Его недостатки могут выражаться в увеличении эмоциональной составляющей при принятии решения. Вспомним исторический пример: знаменитое дело Веры Засулич, по которому присяжные вынесли оправдательный вердикт. Хотя было доказано, что она покушалась на жизнь сводного брата царя — Трепова, который приказал выпороть 19-летнего заключенного Боголюбова. Тот просто не снял перед ним шапку. А после порки повесился. И никакой реакции со стороны властей не последовало. И вердикт присяжных о невиновности Засулич надо рассматривать как компенсацию на отказ государства и правительства соблюдать свою же собственную законность. Суд присяжных — это единственный суд, где действует презумпция невиновности. Человек, вина которого не доказана, здесь реально может рассчитывать на оправдательный вердикт. По этой причине суд присяжных совершил победное шествие по всем цивилизованным странам.

В обычных судах оправдательные приговоры практически не выносятся. А если и выносятся, то со скрежетом зубовным. Потому что ум судьи, который изо дня в день рассматривает дело за делом, в спорных случаях склоняется в сторону обвинения. Присяжные судят по совести. У судей ее отсутствие — это профессиональная болезнь. Аргументы морали для них малозначимы, — говорит Генри Резник. — Но это вовсе не означает, что присяжные слишком лояльны и поддаются красноречию адвокатов. На 95% решение коллегии зависит от допроса свидетелей. Если прокуратуре удастся представить по-настоящему весомые доказательства, никакие эмоции не помогут».

А вот в Швеции суд присяжных действует лишь в одном виде процессов — затрагивающих свободу прессы. При незначительных правонарушениях, где наказание ограничивается штрафом, вердикт выносит судья. В остальных случаях применяется смешанная система: судья плюс три народных заседателя. Голоса всех участников равны, при счете двое «за» и двое «против» выносится наиболее мягкий приговор. В Швеции никогда не было и мысли о переходе к суду присяжных. Преимущества смешанной системы налицо. При обсуждении приговора необходим профессионал, разъясняющий народным представителям юридическую сторону вопроса. Споры, быть или не быть присяжным, продолжаются, сами суды присяжных остаются такими, какие они есть.

Ксения Селезнева


Институт развития прессы 2010 © FinS.ru