Статьи

«За рубежом прекрасно представляют силу российских бизнесменов»

Механизмы защиты бизнеса

В числе проблем, которые будут обсуждаться на 15-й сессии Азиатско-Тихоокеанского парламентского форума с 22 по 25 января в Москве, будут представление и защита экономических интересов российских предпринимателей в странах АТР. Это чрезвычайно важно: Азиатско-Тихоокеанский регион в настоящее время — это 60% мирового производства, половина мировой торговли и почти половина мирового притока прямых иностранных инвестиций. А две трети территории нашей страны расположены в Азии, где сосредоточена значительная часть природных ресурсов, производственного и научно-технического потенциала России. Последние конфликтные ситуации по вопросам поставок газа и нефти, многочисленные препятствия, возникающие на пути российских товаров к зарубежным потребителям, заставляют наших парламентариев задуматься о создании более эффективных механизмов защиты российского бизнеса на мировых рынках. Подробнее об этой проблеме рассказал заместитель председателя Комиссии по международным делам Совета Федерации РФ Василий Лихачев в интервью нашему корреспонденту.

— Почему вы считаете, что именно парламентарии должны брать на себя ответственность за успешное сотрудничество российских предпринимателей с западными коллегами?

— Мы очень долго говорили о необходимости работать в условиях глобализации. Но мало обращаем внимание на то, что эта глобализация дает возможность составить некий новый кодекс поведения и государств, и регионов, и, конечно, современного бизнеса. Российская экономика, которую сегодня признали рыночной Европейский союз, США и другие страны, казалось бы, должна автоматически открывать для российского бизнеса двери на Восток и Запад. Но такого само собой разумеющегося движения в рамках цивилизованного товарооборота производительными силами не происходит. Ситуация, которая складывалась в последнее время и с Украиной, и с поставками газа, и с российско-белорусскими отношениями, достаточно сложна, и энергетический диалог, который складывается между Россией и Европейским союзом, привели меня к совершенно объективным выводам о том, что в стране, в частности на уровне парламентских структур Федерального Собрания России, должна быть создана система парламентского сопровождения бизнес-интересов, национальных экономических интересов как России, так и российского бизнеса.

— Подобные функции уже возложены на органы Министерства иностранных дел, Министерства экономического развития, а также этим занимаются общественные структуры, Торгово-промышленная палата и Российский союз промышленников и предпринимателей. Вы считаете, что этого недостаточно?

— Все правильно, но создается впечатление, что все эти структуры по-прежнему работают каждая на своей площадке. А в масштабах страны для выполнения очень амбициозных задач, которые поставлены Президентом, которые формулируют в той же концепции внешней политики РФ, требуют серьезных объединительных усилий, требуют интеграции, резервов и сил. Возможна такая модель для создания парламентской системы:

а) презентация интересов российского бизнеса за рубежом;
б) сопровождение этих проектов за пределами границ РФ;
в) лоббирование.

Только при комиссии европейских сообществ в Брюсселе официально аккредитовано сегодня более 1500 представителей различных коммерческих структур, которые активно отстаивают позиции своих фирм, хозяйствующих субъектов, защищают их интересы. Эта работа, во-первых, подкреплена положениями в законодательных документах ЕС, во-вторых, люди за это получают зарплату, платят налоги, и в-третьих, ни у кого нет соблазна защищать свои интересы в этих органах нелегальными путями. Все легально, все открыто и прозрачно, и в то же время достаточно результативно.

— Какую страну можно привести в пример? Где такая работа ведется особенно эффективно на национальном уровне?

— На моих глазах шел процесс интеграции в ЕС той же Польши и Центрально-Восточной Европы, которые с 1 мая 2005 года стали полноправными членами Европейского союза. Их представители уже в тот период, до официального вступления, очень активно занимались этим. Поляки, чехи, словаки очень активно работали, равно как болгары и румыны. Я уже не говорю о таких «монстрах», как представители мощнейших предприятий Германии и Франции.

— Какие преимущества есть у российских бизнесменов перед их зарубежными коллегами?

— У российского бизнеса очень большое преимущество. Это преимущество состоит в том, что мы имеем возможность освоить капитал: научно-экономический, ресурсный, методологический, который накоплен на Западе и на Востоке. Нам не нужно проходить обучение на протяжении десятилетий. Российская экономика, российский бизнес — категории динамичные и очень обучаемые.

Во-вторых, на сегодня российский бизнес имеет очень серьезную технологическую базу. Области финансов, товарооборота, денежного обращения, которые опираются на международные стандарты, дают новые предпочтения, новые конфигурации. Это уже сейчас вызывает интерес у наших западных партнеров. Проблема, мне кажется, не столько в интеллектуальном капитале, сколько в создании условий доверия партнеров друг к другу.

Маленький пример: принята стратегия европейских стран по работе в области энергетики с Россией до 2020 года. И там написано: «Россия после 2015 года должна обеспечить более 70% энергопоставок, энергопотребностей всего Европейского союза». В этой стратегии они видят Россию только в качестве источника сырья, «сырьевого придатка». Нас это не устраивает по многим причинам. Это противоречит понятию российского суверенитета в целом. Нас это не устраивает и с точки зрения национальной и экономической безопасности. Если Россия будет позиционироваться как сырьевой придаток, настоящей общеевропейской системы энергетической безопасности не сложится. Поэтому мы им говорим: «Мы вас допускаем к источникам сырья, а вы нас должны допускать, скажем, к газораспределительным сетям, на полноценный рынок, где мы будем работать с западными потребителями напрямую через свои национальные структуры (РАО ЕЭС, Газпром, Алроса)». Нам не нужны промежуточные звенья. Естественно, это затрагивает сферу доходов многих корпораций, которые сегодня на посреднических услугах зарабатывают большие деньги. Это одна из причин, почему мы имеем некоторую напряженность в диалоге с Европой, но эта напряженность совершенно понятна. Есть объективные механизмы, которые работают на изменение сложившейся ситуации. И Россия, в том числе ее парламентская дипломатия, обязательно должна этой проблемой заниматься.

— Складывается впечатление, что за рубежом настороженно относятся к российским бизнесменам. Надо ли будет специально заниматься созданием положительного имиджа российского бизнеса в глазах иностранцев?

— Этот вопрос имеет место, но он из области бытового размышления. Они прекрасно знают и представляют силу наших бизнесменов. Они уже не удивляются, что эти люди, которые олицетворяют новую современную Россию, во-первых, являются участниками политических партий, во-вторых, это прекрасно образованные люди, учившиеся как в России, так и за рубежом. А в-третьих, это мозги, которые знают не только свои корпоративные интересы, не только защищают интересы Российской Федерации, но и, интегрируясь экономически, поднимаются на уровень интересов и потребностей всего мирового сообщества. Вот это очень важно. Интернациональная интеграционная составляющая у русского бизнеса очень высока. На Западе это ценят.

— Вы говорили о необходимости создания специальной парламентской группы, которая будет заниматься лоббированием интересов российских бизнесменов. Расскажите, пожалуйста, подробнее о ее предполагаемой структуре.

— По большому счету, и в Госдуме, и в Совете Федерации должна быть создана группа, которая занималась бы анализом и формулированием предложений, в том числе законодательных. Группа по обеспечению международного содействия и развития, я ее так называю. При Администрации Президента РФ есть такого рода группа. Почему мы не можем такую же здесь создать, тем более что потенциал законодательной власти увеличивается, ответственность ее возрастает. Мне кажется, что группа могла бы быть общей для Госдумы и Совета Федерации, в нее могли бы войти и представители ряда регионов Российской Федерации, которые очень активно занимаются международной внешнеэкономической деятельностью. Те же Татарстан, Башкортостан, очень активно работают Ингушетия, Краснодарский край и многие другие. Поэтому, мне кажется, создав такую группу, подключив МИД, МЭРТ, другие заинтересованные ведомства, мы могли бы создать очень серьезный «кулак» для интеллектуального и организационного влияния на современные процессы глобалистики.

— Какие практические шаги будут сделаны в ближайшее время для воплощения этой идеи в жизнь?

— Я предполагаю в ближайшее время встретиться с Анатолием Чубайсом, Вагитом Алекперовым, руководителями «АЛРОСа», «Татнефти» (я называю самых крупных), чтобы определить самые проблемные вопросы в этой области, с которыми они столкнулись. Встреча с господином Медведевым, а также с первым заместителем Алексея Миллера у меня уже была. Эта идея была очень активно поддержана. Они говорят, что сами чувствуют необходимость в парламентском сопровождении их проектов, в том, чтобы обеспечивалась презентация интересов перед деловыми переговорами, чтобы для общения была создана соответствующая атмосфера взаимопонимания. А затем мы будем дальше идти и думать, как сотрудничать с Торгово-промышленной палатой, как сотрудничать с Российским союзом промышленников и предпринимателей. Создав организационные и концептуальные основы, я думаю, мы объединенными усилиями уже пойдем добиваться практических результатов.

— Что кроме газа и нефти наша страна может предложить за рубежом?

— Я думаю, существуют самые широкие возможности. Это нанотехнологии, высокие технологии в сфере математики, физики, космоса, обеспечения экологической безопасности. Список будет очень длинным, если перечислять, где российская наука имеет заделы, наработки мирового и общеевропейского уровня.

Нина Давлетзянова


Институт развития прессы 2010 © FinS.ru