Статьи

Загадай желание... у памятника!

И может быть, тогда найдутся деньги на его реставрацию

Каждый город стремится украсить себя запоминающейся скульптурой. Кроме монументов исторических деятелей, вы обязательно найдете памятник, у которого принято загадывать желание.

Например, городская администрация Челябинска установила возле здания банка памятник нищему с протянутой рукой. И теперь считается, что если кинуть в грязную шапку пригоршню мелких монет и от чистого сердца погладить плешивую голову каменного бомжа, обретешь удачу и благополучие. Московская молодежь приходит просить удачи перед экзаменом на станцию метро «Площадь Революции» , где стоит скульптура «Разведчик с собакой». Потрешь псу нос — получишь зачет, потрешь лапу — сдашь экзамен. В разгар сессии, чтобы погладить мраморного пса, здесь порой выстраивается целая очередь из суеверных студентов. В Санкт-Петербурге свадебные кортежи нередко останавливаются на Стрелке Васильевского острова, у Ростральных колонн, возле гривастых львов. Говорят, что эти львы — «коллеги» Гименея, и именно благодаря их покровительству влюбленные смогли найти друг друга. За этот счастливый случай полагается поблагодарить львов — поцеловать их, и непременно в нос. Каков механизм появления памятников? Стоит ли сооружать памятники современникам? Как сохранить культурное наследие? Об всем этом мы беседовали с историком Маланичевой Галиной Ивановной — председателем Всероссийского общества охраны памятников истории, членом Общественной палаты РФ, экспертом по вопросам государственного учета культурного наследия и экономико-правового обеспечения.

— Галина Ивановна, как давно вы занимаетесь изучением проблемы сохранения культурного наследия?

— Я закончила исторический факультет Пермского государственного университета. По окончании стала работать ответственным секретарем Общества охраны памятников. Можно сказать, что практически всю свою сознательную жизнь я посвятила сфере культуры и прошла путь от руководителя районного отделения Общества охраны памятников до председателя Всероссийского общества.

— Поменялось ли отношение к памятникам в наш век рыночной экономики?

— В настоящее время отношение к памятникам поменялось, их все больше начинают рассматривать, знаете ли, с такой потребительской точки зрения: как памятники приспособить к рыночным условиям и как бы это сделать так, чтобы они приносили нам доход? При этом часто забывают о том, в каком состоянии находятся сами монументы, их ведь многие годы тоже обходили стороной. Заброшены многие усадьбы, памятники деревянного зодчества годами не ремонтировались. Может быть, надо подумать о том, как государству выполнить свои обязанности по Конституции? Ведь у нас государство несет ответственность за сохранение культурного наследия, за

обеспечение доступа к нему. Необходимо искать выход из создавшегося, в общем-то, тяжелого положения с охраной наследия: у нас более 60 процентов всех объектов (я сейчас говорю о недвижимых памятниках) находятся в предаварийном и аварийном состоянии.

— Неужели нет ничего положительного?

— Есть и положительные моменты. Все-таки больше появилось денег, богатых компаний, которые выделяют средства на сохранение памятников. Однако инвесторы, особенно в таких крупных городах, как Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Екатеринбург, очень часто, взяв в аренду памятник в центре города в плохом состоянии, быстро добывают акты об аварийности здания и уже ведут разговоры не о реставрации памятника, а о сплошной реконструкции или о сносе и возведении на его месте чего-то

другого. Примеры этого мы имеем в Москве буквально на каждом шагу. Например, историческая территория с типично московской малоэтажной застройкой Арбата практически полностью уничтожена, снесен Военторг, совсем недавний пример: снесена кузня в Оружейном переулке.

— Существуют ли карательные меры за такое самовольство?

— Снос памятников — это, в общем-то, наказуемое деяние. У нас существует Федеральный закон об объектах культурного наследия, есть закон города Москвы, причем очень строгий закон, запрещающий снос памятников, который допускается только в исключительных случаях, когда их снимают с учета, если вследствие стихийного бедствия что-то произошло с этим объектом. Но, к сожалению, у нас очень добродушное отношение со стороны прокуратуры, правовых органов к такого рода нарушителям, в результате чего они часто уходят от ответственности. Но ведь существует среда, которая окружает эти памятники, а уничтожь эту среду и возведи рядом с маленьким особнячком какой-то огромный современный объект — и этот памятник практически исчезнет. Физически он, конечно, останется, но не будет восприниматься. И исчезнет исторический колорит, дух Москвы.

— Как законодательство регулирует этот вид деятельности?

— Если говорить о правовой базе, то есть ФЗ «Об объектах культурного наследия памятников истории культуры», который устанавливает все отношения в области охраны и сохранения памятников. Однако до сих пор нет нормативных актов, способствующих реализации закона. Ответственным за разработку нормативных документов в основном, конечно же, является Министерство культуры и массовых коммуникаций. Но охрана наследия носит межведомственный характер. В результате очень затянулся процесс согласований министерств экономического блока. А в это время принимаются Лесной и Земельный кодексы, с которыми, конечно, напрямую связаны памятники, их нахождение в среде. Не является у нас охрана культурного наследия приоритетной задачей для наших законодателей и исполнительных органов.

— Строятся ли памятники на деньги меценатов? Участвуют ли крупные компании в реставрации и сохранении памятников культуры?

— Наверное, много положительных примеров могла бы привести наша Русская Православная Церковь. Именно благодаря добровольным пожертвованиям меценатов поднимаются многие церкви, храмы, часовни. Но для благотворителей практически нет никаких условий, потому что нет закона о меценатстве. Вот, предположим, кто-то захотел оказать благотворительную помощь Обществу охраны памятников. Организация должна это делать из прибыли, выплачивать налоги. Допустим, есть усадьба, и какой-нибудь состоятельный человек или организация рискнет взять ее. Но на плечи ложится практически непосильная ноша, ведь, как правило, достаются руины, которые предстоит восстанавливать. Государство не дает никаких гарантий, что восстановленная усадьба останется в собственности владельца, ведь оно отдает только в аренду… Нет нормативной базы, чтобы были заинтересованы все стороны.

— Кто же принимает решения, нужен этот памятник или нет, какие памятники необходимы? Могу ли я на свои деньги установить памятник, например, моему любимому актеру?

— В отделах культуры существуют художественные советы, которые принимают решение об установке того или иного памятника. Но вместе с тем, особенно в Москве, в последнее время стали довольно частыми случаи самовольного установления памятников. Вдруг появляется у музея Шаляпина памятник Федору Ивановичу. И никто не может объяснить, как он появился. Его никто не ставит на учет, за ним не ухаживают, не будут выделены деньги на реставрацию из бюджета. Конечно, это нарушение закона.

— Вы стали членом Общественной палаты. Помогает ли ваш статус решать какие-то вопросы? Считаете ли вы, что Общественная палата — это орган, который действительно может влиять на ситуацию?

— Да, работать мне стало легче. Сейчас, конечно, нет таких писем, на которые я бы не получала ответы. Пусть они не всегда меня удовлетворяют, но чтобы просто отмахнуться от наших обращений — такого нет. Сейчас Министерство культуры ждет от нас реальной поддержки. Дело в том, что программа «Сохранение и развитие архитектуры исторических городов» была закрыта, потому что вовремя не провели корректировку. Не сработали государственные органы, Минрегионгразвития. Сейчас Общественная палата борется за то, чтобы ее реанимировать. Надеемся, что в 2007 году это удастся. Мы разработали новую концепцию этой программы, привлекли специалистов. Получается, общественный орган делает работу министерства. Но просто так отказываться от такой замечательной программы — это не государственный подход, который меня возмущает.

Володина Елена


Институт развития прессы 2010 © FinS.ru