Статьи

Фермерство и политика — занятия совместимые


Сельское хозяйство не является второстепенной отраслью, Россия всегда была аграрной страной

Моя родословная

Я из семьи репрессированных. По материнской линии родственники — москвичи. Дедушка был священником, бабушка, Мария Даниловна, была набожная. Когда священников изгнали или репрессировали, бабушку просили отпевать покойников. Ее прозвище — Монашка впоследствии стало моей школьной дразнилкой, по тем временам оскорбительной. Но только не для меня: я с раннего детства веровала в Бога.

Многое мне генетически передалось от бабушки. И еще у меня остались от нее Псалтырь и крест.

Лиха бабушка хватила через край. Гонимая обстоятельствами, она оказалась на воронежской земле, в крестьянской среде: дедушку выслали на Дон, в станицу Вешенскую, на родину воспевшего коллективизацию писателя Михаила Шолохова. Бабушка поехала за мужем да так и осталась в станице, где дедушку вскоре убили. Потом семья перебралась в Петропавловский район Воронежской области. В череде мрачных событий тех лет — судьба тети. Ей, как дочери «врага народа», дали шестнадцать лет лагерей за отказ от принудительной работы по добыче торфа. А ее младшая сестра, моя будущая мама, вышла замуж за красного командира. Как я теперь понимаю, не столько из высокого чувства, сколько следуя инстинкту самосохранения. Кубанский казак, рубака, ставший инструктором райкома партии, интеллектуальные запросы матери считал барской блажью. Отец научил меня очень нужным в жизни качествам — настойчивости и стремлению добиваться поставленной цели.

 

«…все вокруг колхозное…»

После школы я вышла замуж за сокурсника, мы с будущим мужем учились в Верхнеозерском сельскохозяйственном техникуме. Окончив техникум, стала работать в колхозе «Петропавловский» агрономом, одновременно поступила в Воронежский сельскохозяйственный институт имени Глинки и окончила его в 1986 году по специальности агрономия. Предельная занятость не помешала мне родить и воспитать двух детей. Ныне мой сын фермер, дочь учится в Москве на юриста.

После института меня назначили главным агрономом хозяйства. В должности агронома я работала с 1976 по 1987 год, то есть одиннадцать лет. Очень многое мне тогда не нравилось. Слова из известной песни: «И все вокруг колхозное, и все вокруг мое» на деле означали, что никто ни за что не отвечает. Я хорошо понимала, что должен быть хозяин, душой болеющий за свое дело: хозяин земли, хозяин трактора, хозяин коров или овец.

И все-таки в советское время было много хорошего. Главным образом, это патриотизм, который был заложен идеологией. Коррупция была, но мизерная. Потому что чем выше у человека должность, тем больше он получал от государства, включая машины и дачи. Потеря должности означала потерю всех благ, поэтому хозяйственники и чиновники своими должностями дорожили. Страх потерять место в большинстве случаев оказывался сильнее жажды наживы.

Не могу не сказать о том, что система указаний сверху — что, когда и как надо делать — очень расхолаживала людей, лишала их инициативы. Не надо было самим думать, как жить, все было расписано начальством.

 

Дельный совет

Когда мужа выбрали руководителем сельскохозяйственного объединения по откорму свиней, мы переехали в другое село. Там я стала председателем Комитета народного контроля.

В 1991 году, при Горбачеве, вышел закон, разрешающий вести фермерское хозяйство, и мой муж стал одним из первых фермеров, оставив ради этого престижную работу. А я по долгу службы и совести решительно боролась с воровством. Моя принципиальность вызывала недовольство сельчан, и на очередных выборах меня «прокатили» с напутствием: «Иди к мужу на ферму». Несмотря на злорадство, это был дельный совет...

 

«КамАЗы» для фермеров

Над нами, первыми фермерами, откровенно смеялись: «Голодранцы, кроме лопат да вил, ничего нет, а они богачами стать надеются…»

У нас действительно ничего не было для нормального обустройства фермерского хозяйства. Но унаследованная от отца практическая хватка за короткое время позволила приобрести два трактора и даже «КамАЗ». Злые языки примолкли. Чтобы получить автомобили, пришлось тридцать восемь дней провести в заводской гостинице. В конце концов — единственная в Воронежской области! — выцарапала (не просто получила, а именно выцарапала) для Петропавловского района два «КамАЗа». Многие завидовали, а меня сильно зауважали: «Пробивная баба, далеко пойдет!» Один «КамАЗ» достался фермерам Свибловым, а другой по праву мне.

Мы построили цивилизованный городок фермеров, сообразуясь со своими представлениями о том, как должны жить товаропроизводители. Старались создать для них оптимальные условия работы и отдыха, с развитой инфраструктурой обслуживания. У нас были не только душевые, но и сауна. Такие фермерские городки — идея Руцкого, он выдвинул ее, когда был вице-президентом страны.

 

Фермеров «кинули»

С 1991 по 1993 год фермерам дали возможность нормально развивать свои хозяйства, нам предоставили кредиты. Особенно заботился о нас Силаев. А потом, когда судьбы наших хозяйств стал вершить Черномырдин, он сказал: «Фермерство — наша ошибка». Это прозвучало как приговор. От нас все отвернулись, фермеров, рискнувших продолжить собственное дело, многие сочли чуть ли не камикадзе. По сути, они таковыми и являлись. После всех обнадеживающих обещаний нас, как говорят в криминальной среде, «кинули». Было особенно обидно потому, что люди поверили власти. О фермерстве разговор должен быть отдельный. А если коротко, то я считаю, что будущее сельского хозяйства за мелкотоварным частным производством. Эту веру я выстрадала собственной судьбой. Кстати, ответственность за результат своей работы чувствуют не только фермеры, но и их наемные рабочие. Среди них почти нет пьяниц — можно лишиться выгодной работы. Зависть

При социалистической уравниловке в сельских хозяйствах все жили примерно одинаково, зависти и вызванной ею агрессии не было. Сейчас, при всех недостатках системы, если ты талантлив и умеешь вести бизнес (разумеется, я говорю о честном бизнесе), можешь добиться успеха. Который очень злит бездельников. Часто приходится сталкиваться с тем, что завистники жгут фермерские хозяйства и даже убивают самих фермеров. К сожалению, развелось немало уродов, которые хотят красиво жить, но при этом не желают трудиться…

Когда-то деревенские люмпены ненавидели работящих зажиточных крестьян и рьяно способствовали их уничтожению. Теперь эта ненависть проявляется уже на новом историческом витке…

 

Если бы я была министром…

В Петропавловском я работала до 1998 года, то есть до той поры, когда фермеры Воронежской области выбрали меня своим лидером — председателем Ассоциации фермеров Воронежской области. На этом посту я работала шесть лет, вплоть до избрания в 2003 году в Государственную Думу. У меня своя точка зрения на развитие сельского хозяйства, отличающаяся от официальной, проводимой Минсельхозом. И мне часто бывает нелегко убедить оппонентов в моей правоте. Скажем, на месте министра я выделила бы дешевые кредиты на развитие малого и среднего сельского бизнеса, иначе фермерский труд никогда не станет рентабельным.

В заключение хочу сказать, что сельское хозяйство не является второстепенной отраслью, Россия всегда была аграрной страной. От того, как будет жить село, зависит будущее государства.

Поэтому мы, депутаты Государственной Думы, избранные для защиты интересов народа, должны приложить все силы для обеспечения достойной жизни на селе.

Владимир Познанский

 


БИОГРАФИЯ:

ЛЮБОВЬ РУДИКОВАЛЮБОВЬ РУДИКОВА,
член Комитета по аграрным вопросам Фракция «Единая Россия»

Родилась в селе Петропавловка Петропавловского района Воронежской области. В 1976 году окончила Верхнеозерский (Таловского района) сельскохозяйственный техникум, в 1986-м — Воронежский сельскохозяйственный институт по специальности агрономия. С 1976 по 1987 год — главный агроном совхоза «Петропавловский». В 1987-м избрана председателем Комитета народного контроля колхоза «Красноселовский» Петропавловского района. В феврале 1991 года одна из первых в Воронежской области организовала фермерское хозяйство «Русана» и стала его главой. В августе того же года избрана председателем Петропавловской районной ассоциации крестьянских фермерских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов. В 1998 году фермерами Воронежской области избрана председателем Воронежской областной ассоциации крестьянских фермерских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов. В 2000 году выиграла конкурс на замещение должности генерального директора Воронежской областной лизинговой компании «Фермер Черноземья». В марте 2003 года фермерами России избрана председателем Совета Ассоциации фермеров России. В декабре 2003 года избрана депутатом Государственной Думы. Является заместителем председателя межфракционной группы ГД по аграрно-продовольственной политике. Замужем, имеет дочь и сына.


Институт развития прессы 2010 © FinS.ru