Статьи

Главное сегодня — дороги

«Отсутствие качественных дорог тормозит рост промышленной инфраструктуры и общества в целом»

В армию — по блату
Самым сильным впечатлением детства был для меня пионерский лагерь «Орленок» в мае 1972 года: в седьмом классе я был награжден путевкой в эту детскую здравницу. Поездка в «Орленок» стала первым и последним в жизни отдыхом в пионерском лагере.
В общеобразовательной школе при лагере я учился на пятерки, лишь по одному предмету получил четверку.
По завершении среднего образования в 1975 году я поступал в Оренбургское летное училище, но не прошел медицинскую комиссию и приобрел профессию водителя. Работал до призыва в армию слесарем, водителем. Военкомат дал мне отсрочку, но я попросил маму похлопотать, чтобы меня все-таки призвали. В те времена считалось, что если человек не служил в армии, то он ущербный. Иметь славу ущербного не хотелось…
Служил я в Харьковском авиационном училище. Таким образом, в авиацию я все-таки попал, только с другой стороны и совсем не в том качестве, в каком бы хотелось. Мы обеспечивали полеты курсантов. Ротным командиром был у нас лейтенант с совсем не геройской фамилией Пьяница. Новичков он строго предупреждал, что ударение в его фамилии нужно делать на второй слог. И огорчался, если кто-то по забывчивости (а тем более по злому умыслу) ошибался. Это был незлобивый, даже добрый человек. Три года назад мы, группа бывших солдат, ездили навестить его, уже демобилизованного подполковника. Встреча была душевной. Удивительно, что, несмотря на прошедшие почти тридцать лет, он всех помнил по именам…
За время службы мне так надоело заносить самолетам хвосты, что я твердо решил: моя будущая профессия будет гражданская. Отслужил два года — день в день.

Университет
Проучившись год на подготовительном отделении, я поступил на механико-математический факультет Казанского государственного университета. У меня еще в школе была тяга к математике, и когда меня спрашивают: «Почему ты выбрал именно этот факультет, а, например, не юридический?», я отвечаю: «Из математика может получиться юрист, а из юриста математик — вряд ли…»
Каждый, кто был студентом, знает, что учеба в вузе — самое счастливое время. Это период обретения самостоятельности, ощущения взрослой жизни.
Конечно же, запомнились стройотряды. Я три года был командиром студенческого стройотряда. Работали мы на юго-востоке Татарстана, в тресте Татнефтегазстрой, который был зоной ответственности Казанского государственного университета. Мы строили объекты — промышленные, гражданские и сельскохозяйственные. В основном объекты обеспечения нефтедобычи. Жили в поле, в палаточном лагере (до ближайшего населенного пункта семь-восемь километров), или в селе, где в свободное время обязательно ходили в клуб. Местные парни ревновали нас к девушкам, иногда доходило даже до стычек с умеренным пролитием крови с обеих сторон. Однако оголтелых «душераздирающих» потасовок не случалось, обе стороны действовали в рамках разумной необходимости. Сдаваться студенты не собирались, и на следующий после стычки вечер как ни в чем не бывало приходили в клуб. Останься мы дома, местные расценили бы это как признание поражения, чего допустить мы, естественно, не могли.
Но визиты в клуб были делом второстепенным, главным делом была «шабашка» — зарабатывание денег, обеспечивающих во время учебы финансовую независимость от родителей: мы считали себя достаточно взрослыми, и было стыдно клянчить деньги.

«Что позволено Юпитеру…»
После армии учиться на таком сложном факультете поначалу было трудновато, многие из приобретенных в школе знаний подзабылись. Был случай, когда я несколько раз не смог сдать экзамен. Декан лукаво спрашивал: «Ну как, на этот раз подготовился?» — «Да». — «Как прошлый раз?» — «Нет, чуть лучше». Сдал я только с третьей попытки. На первом курсе стал председателем студенческого совета общежития. Когда я впервые пришел туда, увидел гору валяющихся окурков, сквозь которые едва просматривался грязный пол. И это после чистенькой армейской казармы, где каждый уголок тщательно вылизан!
В первый же год я выселил семнадцать человек за непотребное отношение к правилам санитарии. Среди нарушителей бывали и кубинцы, которые, мягко говоря, без особого рвения следили за соблюдением чистоты и не слишком считались с тем, что по соседству живут другие студенты. По поводу их поведения мне пришлось объясняться в ректорате. Я пытался уяснить, почему к иностранцам нужно относиться мягче, чем к соотечественникам, почему правила не для всех одинаковы? Почтение ректората к иностранцам удручало. Мне стало обидно: почему такое, казалось бы, демократическое учебное заведение, как университет, должно соблюдать негласные правила, установленные чиновничьей бюрократией? И вопреки ректорату в дальнейшем требовал, чтобы все соблюдали порядок одинаково.
После окончания вуза меня направили в распоряжение Татарского обкома комсомола. Но не сразу, сначала мне заявили: «У нас так не принято, езжайте туда, куда вас посылают, на Урал». На что я ответил: «Я два году отслужил в армии, и моя обязанность — заботиться о родителях. К тому же в родном городе принесу больше пользы, чем в любом другом месте. Если вы против, можете не давать мне диплом». И неожиданно со мной согласились. Это был первый случай, когда меня и еще одного выпускника направили на работу в общественную организацию.

В горкоме комсомола
Я вернулся в родной Альметьевск и стал работать в горкоме комсомола инструктором- командиром комсомольского отряда дружинников, охранял правопорядок в городе. Выполнение фактически милицейских обязанностей мало вдохновляло, к тому же работали дружинники больше по вечерам, заглядывали на дискотеки, следили за местами скопления молодежных группировок, разнимали дерущихся. Однажды во время столкновения двух группировок мы, дружинники, не сумев предотвратить драку, стали стеной между противостоящими сторонами. Дерущиеся швыряли друг в друга камни и, что самое удивительное, в нас ни один камень не попал: хулиганы, зная об ответственности за нападение на дружинников, в пылу стычки сумели все же сохранить здравый смысл.
Через три года меня на альтернативной основе выбрали первым секретарем ордена Трудового Красного Знамени Альметьевского горкома ВЛКСМ. Это была единственная в Республике Татарстан комсомольская организация, имеющая такую награду. Этой чести она удостоилась в 1968 году, в ознаменование пятидесятилетия ВЛКСМ: альметьевская молодежь особо отличилась участием в развитии и освоении нефтяных месторождений Татарстана.
Достигнув тридцати двух лет, я, к тому времени отец двоих детей, написал заявление об увольнении по собственному желанию: в этом возрасте, как писал Есенин, «задрав штаны, бежать за комсомолом» не по мне.
Два месяца был безработным: в перестроечной неразберихе, сопровождавшей демократическое реформирование власти, мне не находилось места. И мы с друзьями занялись предпринимательством.

«Кто-то из нас сядет…»
Наш бизнес — дорожное строительство. Начали с подъездных путей к нефтяным месторождениям. Мы отказывались от потребительских возможностей, которые сулила нам прибыль: она почти целиком направлялась на развитие бизнеса. В результате мы приобрели в Германии технику, качество наших работ не уступало стандарту немецких автобанов. Процесс совершенствования длился примерно десять лет. Сначала люди, глядя на нас, недоумевали: «Вы зарабатываете такие деньги, а живете более чем скромно». Но потом, оценив наши достижения и целеустремленность, стали уважать.
Работали мы в то время, когда в стране буйствовал рэкет. Были и «наезды», пришлось занять принципиальную позицию. Мы дистанцировались от вымогателей, обе стороны, по молчаливому соглашению, соблюдали принцип равноудаленности. Произошло это после крупного разговора. Я сказал рэкетирам: «Ребята, если вы собираетесь конфликтовать и при этом будет нарушен закон, кто-то из нас сядет. Подумайте, у кого больше шансов попасть за решетку?» И мы были оставлены в покое.

Пора решить проблему дорог
Я считаю, что политика — это состояние души. Еще в юности «заболев» общественными интересами, я, как само собой разумеющееся, воспринял обязанности депутата Госсовета Татарстана. А затем депутата Государственной Думы. Недоброжелатели злопыхали: «Ты используешь статус народного избранника для развития собственного бизнеса». Однако моя совесть была чиста, и я невозмутимо парировал: «Докажите хоть один факт, подтверждающий ваши грязные домыслы». И недруги затихли.
А статус депутата я действительно использую при общении с людьми, от которых зависят кардинальные решения, касающиеся интересов страны, а не собственных. Ошибаться в высшем представительном органе нельзя: исправлять ошибки будет некому. Сейчас мои усилия направлены на успешное завершение строительства скоростной автомагистрали.
Я верю, что со временем дорожное строительство обретет наконец необходимый размах: отсутствие качественных дорог сильно тормозит рост промышленной инфраструктуры и общества в целом.

Любимые занятия
Любимое мое занятие в свободное время — охота. Особенно утиная. Охоту на крупных зверей — лося или медведя не люблю, ее обычно превращают в откровенное убийство. Много времени я посвящаю чтению экономической литературы. Детей воспитываю собственным примером, это значительно эффективнее, чем читать нотации…

Рубрику ведет Владимир Познанский

 


БИОГРАФИЯ:

ФОАТ КОМАРОВ,
заместитель председателя Комитета по транспорту.Фракция «Единая Россия»

Родился в 1958 году в г. Альметьевске (Татарстан). По окончании школы в 1975 году работал водителем. С 1976 по 1978 г. служил в армии. С декабря 1978 по 1979 г. учился на подготовительном отделении Казанского государственного университета. С сентября 1979 по 1984 г. учился на механико-математическом отделении КГУ. По распределению направлен в Татарский обком комсомола и назначен инструктором Альметьевского горкома комсомола, где работал с 1984 по 1987 год. С июля 1987 по 1990 год — первый секретарь Альметьевского горкома комсомола. С декабря 1990 года работал в коммерческих структурах — в частной компании совместно с другими учредителями. С 1999 по 2001 год был главой администрации г. Альметьевска и Альметьевского района, затем вернулся в бизнес. В этот период избирался депутатом двух созывов Государственного Совета Республики Татарстан (с 1999 г.). С декабря 2007 года — депутат Государственной Думы. Женат, имеет пятерых детей.


Институт развития прессы 2010 © FinS.ru