Статьи

Идем на грозу. Каждый август.


Индустриальный прогресс чреват технологическими рисками

Перелистывая архив «Кворума», ловишь себя на мысли, что каждый первый номер осенней сессии начинается грустными, нет, даже печальными и трагическими статьями.

Однажды мы даже призывали депутатов не расходиться на августовские каникулы, ибо в России это плохая примета.

И вот опять. Сердце уже зачерствело, а в августе оно стало просто бронированным. Уже не реагирует ни на что. Слезы не проступают сквозь ресницы, потому что понятно: август, месяц трагедий.

Лето выдалось жаркое, почти все три месяца погода радовала людей. Только на Ближнем Востоке шла трехнедельная война, а у России гибли и гибли самолеты. Они, конечно, падают, они, безусловно, ненадежны. Но почему никто не хочет позаботиться о безопасности людей, забывая о ценности каждой жизни, каждой души, особенно детской?

Мы уже вспоминали в своих статьях академика Легасова, который покончил с собой, призывая людей задуматься над проблемами безопасности. А они не задумываются. Разве партстроительство важнее 170 могил на питерских кладбищах, причем по большей части семейных могил? Разве какие-то выборы актуальнее злополучной посадочной полосы в Иркутске?!

Судьба тренирует российскую выдержку в небесах, на земле и на море… Каждое лето, каждый август. Почему никто не учится на августовских уроках? Дважды тонули подводные лодки, постоянно разбиваются самолеты, про теракты вообще нет желания говорить. Хочется верить, что их уже не будет. Это лето все-таки позволило поставить какую-то точку (надеемся, что это не часть многоточия) в жуткой главе постсоветской истории.

Все развитие человечества показывает, что индустриальный прогресс чреват технологическими рисками, которые обусловлены невозможностью предусмотреть все нюансы поведения рукотворных машин. Против этого трудно что-то возразить. Главное, понимать, что такие риски существуют, и ввести в оборот понятие «управление рисками».

Такой подход позволит анализировать все возможные недочеты в прогнозах взаимодействия человека, природы и техники.

Возможно, Министерство по чрезвычайным ситуациям такую работу проводит с точки зрения анализа потенциально опасных природных событий в отдельных регионах страны. Но речь идет о тотальном учете возможных проблем при реализации любых проектов в строительстве, проектировании техники, проведении массовых мероприятий.

Нужны новые подходы, которые, вероятно, следует вводить законодательно. Те процессы и агрегаты, которые существуют сегодня и не прошли стадию оценки и управления рисками, в том числе старые самолеты, подводные лодки, корабли, жилые здания, рынки и заводы, должны быть подвергнуты тщательной перепроверке с помощью современных методов моделирования процессов. Именно сегодня, когда существуют деньги, которые должны были бы быть потрачены на развитие и поддержание общества, нужно создать и реализовать такие программы.

Операторами такого рода проектов должны стать МЧС, ФСБ и спецагентство по управлению рисками – специальная аналитическая служба, созданная исключительно для беспристрастного анализа всех проблем, существующих в нашей стране.

По итогам такого анализа, скорее, в процессе его, потому что анализ должен проходить перманентно, должны быть заменены старые агрегаты, отремонтированы старые здания, пущены в шихту бесперспективные и опасные для жизни транспортные средства и созданы новые, где системы безопасности человека должны быть резервированы по два, три, четыре раза. Почему все говорят о ремнях и подушках безопасности на легковых авто, и никто даже не заикается о том, что делать людям в падающем или горящем самолете? Даже на подводной лодке больше шансов выжить, если только эти шансы не окажутся безнадежно заклиненными.

Не знаю, как прыгать с парашютом, но каждый, наверное, прыгнул бы, прижав к себе своих детей, если бы был такой шанс спастись с безнадежного воздушного судна.

Мы уже знаем, что захват террористами самолета ведет к его неминуемому уничтожению отечественными средствами ПВО, но никто даже не подумал о том, как дать шанс спастись пассажирам с такого самолета.

Осенняя сессия — это всегда борьба за бюджет. Там очень много важных и целесообразных статей, даже есть статьи на поддержку демографического роста в нашей стране, а каждый погибший человек — это его не родившиеся потомки.

Значит, вложения в безопасность людей не менее, а может, и более эффективны, нежели в поощрение рождаемости. Ведь люди, погибающие в авиакатастрофах, — это как минимум социально активные, более или менее состоятельные граждане, на которых должна держаться наша страна.

В этот август под Донецком погибли 170 человек, 45 из них — питерские дети. Уже никто не узнает, кем они могли бы стать и какой вклад внесли бы в процветание России. Но если бы в память о них нашим законодателям удалось серьезно взяться за вопросы тотальной безопасности человеческой жизни, то число национальных трауров стало бы стремительно сокращаться. И тогда в начале осенней сессии, сразу после августа, мы просто написали бы в нашей газете без слез, боли утраты и чувства тревоги: «С началом осенней сессии вас, дорогие депутаты! Удачной работы!»

Георгий Кириллов


Институт развития прессы 2010 © FinS.ru