Статьи

Дума — тоже горячий цех



Для меня всегда главными были интересы избирателей и нашего государства

Хляби небесные

У меня было все, что составляет счастливое детство: прекрасная школа, пионерлагеря, походы с отцом — большим любителем туризма, тягу к которому сохранил до сих пор. Я рос в благополучной дружной семье, в кругу многочисленных доброжелательных родственников.

Запомнилось, как отец с родней учили меня плавать: ничего не подозревавшего мальца неожиданно опрокинули из лодки в воду: «Плыви!» Правда, сами взрослые на всякий случай тоже вошли в воду. Но орать, паниковать и ждать помощи было стыдно, и я, отчаянно барахтаясь, самостоятельно добрался до берега. И вместо обиды испытал чувство благодарности к людям, которые таким радикальным способом научили меня плавать. Я понял, что в любой, даже самой сложной, ситуации можно и надо полагаться в первую очередь на себя. И уже вечером того же дня самостоятельно продолжал осваивать навыки плавания.

Однажды во время очередного похода палатку, в которой находилась вся наша семья, ливень смыл с косогора в озеро. Заснув под убаюкивающий стук капель начинающегося дождя по брезенту палатки, мы проснулись в воде, над которой разверзлись хляби небесные. Мы не запаниковали, и все закончилось благополучно.

 

Запах горячего металла

Мой отец по профессии металлург. Выксунский завод всегда был градообразующим. Кем быть, я решил еще в школе. Нас, еще маленьких сыновей, отец водил показывать производство.

Мощно гудящие огнедышащие мартеновские печи, струя жидкого металла и немногословные сталевары – хозяева огненной стихии произвели на нас неизгладимое впечатление. И еще волнующий до сих пор запах окалины горячего металла при прокатке слябов. И первая запись в моей трудовой книжке тогда еще учащегося металлургического техникума: «Листопрокатный цех, подручный вальцовщика».

После техникума я, естественно, пришел на ставший родным завод, который после нескольких лет работы направил меня учиться в Московский институт стали и сплавов, где мне платили не государственную, а заводскую стипендию.

За все пять с половиной лет учебы я получил только одну двойку — по введенному в самом конце обучения новому экзамену — коррозия металлов. Такой «сюрприз» институтского руководства вызвал у студентов естественную ответную реакцию — пришли на экзамен со шпаргалками. Я сдавал в числе первых и был пойман, что называется, с поличным. Уличивший меня преподаватель был лаконичен: «Шпаргалку на стол, приходите через три дня». Вместо сочувствия сокурсников я услышал вопль ликования: «Саныча достали!» Ребята, пришедшие прямо со школьной скамьи, называли меня, как старшего, по отчеству. Я не обиделся, в прозвучавшем возгласе было не злорадство, а, скорее, удивление: первый «неуд» — на последнем экзамене!

 

«Кукла»

Общественная работа в институте стали и сплавов — дело святое. Уже со второго курса мне довелось руководить комсомольским оперативным отрядом. Охраной общественного порядка мы занимались не только в институте и общежитиях. По графику дежурили на Новом Арбате, в его многочисленных развлекательных учреждениях. Была у нас и группа по борьбе с наркоманией: в начале семидесятых любителей «ширнуться» и покурить травку хватало, хотя официально об этом упоминать не любили. В совместных с милицией рейдах мы играли роль покупателей «косяков». После совершения сделки, когда улики были налицо, продавцов задерживали. Меня сбытчики наркотиков почему-то принимали за чужака, «засланного казачка» и продавать свой товар не хотели. Но несколько наших хорошо вошли в образ наркоманов. Они как-то порекомендовали меня торговцам зелья как оптового покупателя. Торговцы сказали: «Пойдем с нами, покажешь деньги». У нас на этот случай была наготове «кукла» — пачка бумаги, с двух сторон прикрытая настоящими ассигнациями.

Однако торговцы разгадали обман, и в глухом дворе началась потасовка. Ребята из группы прикрытия прибыли с некоторым опозданием… Следы от «выяснения отношений» оставались заметны еще долгое время. Единственное утешение — нашим противникам синяков досталось не меньше. Что ж, на войне как на войне…

 

Снова учеба

После института я вернулся в Выксу, на родной завод. Работал в цехе проката порошков, в Центральной заводской лаборатории, секретарем комсомольской организации завода. Потом меня дважды избирали председателем профкома многотысячного коллектива.

С этого началась моя профессиональная работа функционера в бурно развивающемся городе (хотя 70-е считают годами застоя). Вскоре меня избрали заместителем председателя Выксунского исполкома народных депутатов по самой беспокойной проблематике — социально-бытовой. А через два года вернули к родной металлургии, в отдел машиностроения обкома партии, где я курировал металлургические предприятия Нижегородской области.

Однажды меня пригласили к первому секретарю обкома: «В Первомайском райкоме освободилась должность первого секретаря. Мы будем рекомендовать тебя». Такого поворота событий я не ожидал: «Надо подумать, посоветоваться с семьей…» «Вот посиди тут и подумай, посоветуйся со своей совестью. Он еще думать собрался…» Последняя фраза была произнесена с досадой, и я понял, что моя судьба решена…

Прошло несколько лет, и мне сказали: «Тебе тридцать восемь, самый что ни на есть зрелый возраст. Где будешь учиться? В ВПШ или в Москве, в Академии общественных наук?» Ответ последовал незамедлительно: «В академии».

Подготовкой кадров в партии действительно занимались серьезно. Два года я учился в академии заочно, а когда перешел на очное отделение, страна приближалась к революционным событиям 1991 года.

С интересом посещал многочисленные митинги, в том числе в защиту Ельцина. Нас отпускали с лекций, чтобы мы видели, как и кем организуются эти мероприятия, кто имеет возможность выступать, как в конечном счете формируется мнение митингующих масс. Нам, как будущим политологам, было очень полезно на практике постигать подобные технологии. А после митингов по телевидению показывали то, что я сам наблюдал, так выборочно и с такими комментариями, что я уже тогда хорошо усвоил, что такое «черный пиар».

 

Я помогаю избирателям, избиратели — мне

После академии снова вернулся на малую родину — в Выксу (в Первомайском районе первым секретарем стал мой преемник). При выборах руководителя города мою кандидатуру поддержали и коммунисты, и демократы. Город у нас традиционно спокойный, в нем довольно мирно уживались представители противоположных взглядов. В октябре 1917 года была зафиксирована единственная «революционная» акция — на центральной площади отняли шашку у городового… В начале 90-х мы поняли, что любое разжигание революционных страстей в нашем небольшом городе ничего, кроме вражды на долгие годы, не принесет.

Меня избрали депутатом облсовета, а в 94-м году — депутатом Законодательного Собрания, где мне доверили пост председателя. При принятии решений и в областном Законодательном Собрании, и в Совете Федерации, членом которого я являлся семь лет, главным всегда были интересы избирателей и нашего государства.

Чрезвычайно интересным был для меня двухгодичный период работы главным федеральным инспектором по Нижегородской области Президента РФ в Приволжском федеральном округе. Именно участие в реформировании федеральных структур государственных органов, отношений этих структур с областными и муниципальными властями определило решение о вхождении в Комитет Государственной Думы по делам Федерации и региональной политике после избрания меня депутатом по одномандатному 118-му Арзамасскому избирательному округу.

До настоящего времени очень серьезно отношусь к дельным предложениям избирателей, когда бываю в регионе, и активно использую их в законотворческой деятельности.

 

Спорт — лучшее средство от стрессов

В свободное время читаю книги, особенно люблю исторические. Хожу с семьей в театры, на концерты. Страсть к туризму влечет меня до сих пор, очень люблю рыбалку. А вот времени на охоту в последние годы практически не остается.

Когда собирается компания, не упускаю возможности покататься на лыжах, поиграть в баскетбол, шахматы. Спорт очень помогает снимать стрессы.

Владимир Познанский

 


БИОГРАФИЯ:

Анатолий КозерадскийАНАТОЛИЙ КОЗЕРАДСКИЙ,
член Комитета по делам Федерации и региональной политике
Фракция «Единая Россия»

Родился в 1948 году в г. Выксе Горьковской области. После окончания металлургического техникума работал на Выксунском металлургическом заводе, затем окончил Московский Институт стали и сплавов по специальности инженер-металлург, вернулся на родной завод, в цех пористого проката. Дважды избирался председателем профкома завода, потом был заместителем председателя Выксунского исполкома народных депутатов. Работал в отделе машиностроения Горьковского обкома партии, первым секретарем Первомайского райкома партии. В начале 90-х годов окончил Академию общественных наук по специальности политолог, преподаватель социально-политических дисциплин. Вернулся в Выксу, где был избран председателем Совета народных депутатов и председателем исполкома. В 1994 и 1998 годах избирался председателем Законодательного собрания Нижегородской области, членом Совета Федерации России. До избрания в 2003 году депутатом Государственной Думы — главный федеральный инспектор по Нижегородской области в составе полпредства Приволжского федерального округа. Член партии «Единая Россия». Женат, отец двух дочерей.


Институт развития прессы 2010 © FinS.ru