Статьи

Свастика как символ экстремизма?


Обсуждаем законопроект

На излете своей работы на весенней сессии 8 июля 2006 года Государственная Дума ударными темпами проголосовала в третьем чтении за законопроект о внесении изменений в Федеральный закон «О противодействии экстремизму». Он вызывал много споров прежде всего из-за пункта о публичной клевете в адрес госчиновников, которая приравнивалась к экстремизму.

В новой версии данный пункт стал более корректным, поскольку внесено существенное разъяснение: факт клеветы должен быть установлен в судебном порядке.

Однако в законе есть и другой пункт, который вызывает разночтения. Экстремистской деятельностью считается «пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой и символикой до степени смешения». Проблема заключается в том, что символика, которая была принята нацистами, не является изобретением Национал-социалистической рабочей партии Германии, а была взята из мировых источников. Фактически Госдума дала возможность интерпретировать, например, буддистскую свастику — символ удачи и бессмертия, которая появилась задолго до христианства, как нацистскую символику, объявив ее демонстрирование экстремистским деянием.

В Германии уже более полувека действует закон, по которому карается использование нацистской символики. Запрет на нацистскую символику в феврале 2005 года выносился Германией на рассмотрение министров юстиции и внутренних дел стран Европейского Союза, но был отклонен. Под нацистской символикой в УК ФРГ понимаются знамена, значки, атрибуты униформы, приветствия, применявшиеся Национал-социалистической рабочей партией Германии и связанными с ней организациями, впоследствии признанными преступными и запрещенными согласно решениям международных трибуналов. В отечественном Законе «О противодействии экстремизму» нет определения того, что считать нацистской символикой. Тем не менее с исторической и моральной точек зрения запрет в России нацистской атрибутики или символики вполне обоснован даже в отсутствие такого определения, поскольку существуют исторические данные на этот счет. Однако фраза насчет «степени смешения» двусмысленна и превращает закон в орудие возможных политических манипуляций. Если исходить из «степени смешения», то обвинить в пропаганде нацизма можно изображение любой свастики, а также многих знаков или эмблем с черно-бело-красными сочетаниями. И если эмблемой дивизии «Эдельвейс» был одноименный горный цветок, то значит ли, что демонстрация его изображения является экстремистской деятельностью?

Факт пропаганды нацистской символики, а также установление «степени смешения» должны определяться судом на основании заключений экспертов исходя из существа дела: имеет или не имеет конкретная символика отношение к пропаганде идей нацизма. Но тогда и закон следует перевернуть с головы на ноги и считать экстремистской деятельностью пропаганду нацизма. В этом случае современным последователям индуизма, джайнизма, буддизма и других религий не придется доказывать, что свастика на их одеждах, храмах, утвари и в интернет-сайтах не имеет никакого отношения к идеям фюрера.


Институт развития прессы 2010 © FinS.ru