Статьи

От проблем строительства к проблемам культуры


Убежден, что наша молодость проходила намного интереснее

Цена адреналина

Я происхожу из простой рабочей семьи. Детство пришлось на тяжелые послевоенные годы. Но уже ко времени поступления в техникум жизнь стала улучшаться.

Так получилось, что меня воспитывали бабка и дед. Жили мы в тихом и неприметном районе Калинина. Развлечения самые обычные — коньки, лыжи. И… набеги на соседские сады, похищение яблок. Честно говоря, яблок у всех хватало своих, и наши детские «злодейства» объяснялись, как модно говорить сейчас, желанием впрыснуть в кровь адреналин (о котором мы тогда, разумеется, понятия не имели). Цена адреналина зависела от темперамента хозяина сада и выражалась в количестве и качестве полученных нами оплеух. Но самым беспощадным судьей и исполнителем наказания был дед, если узнавал о моих вылазках. И конечно, детские годы неотделимы от главной «улицы» города — Волги. Плавать я научился ненамного позже, чем ходить.

Лет в четырнадцать у меня появился мотоцикл, и поиски адреналина теперь уже кончались постоянными синяками и ссадинами. Правда, до больничной койки дело не доходило, но дома, бывало, отлеживался… Увлечение мотоциклом продолжалось и в институте, закончилось оно лишь в 26-летнем возрасте с появлением собственного автомобиля.

 

Творчество вместо «одноруких бандитов»

В строительный техникум меня привели гены: оба деда и отец были строителями. Обычные юношеские мечты стать артистом или летчиком (тем более что в нашем городе располагался большой авиационный гарнизон) меня не привлекали: я твердо решил пойти по стопам предков.

Немного поработав после техникума по специальности, я поступил на дневное отделение Тверского политехнического института. В вузе активно занимался спортом — коньками, велосипедом. Я по натуре лидер и очень скоро с охотой окунулся в общественную работу, меня избрали заместителем секретаря комсомольской организации строительного факультета. У меня даже хватало времени на занятия художественной самодеятельностью. В те годы зарождался КВН, и студенты буквально всех вузов города очень увлекались им. Убежден, что наша молодость проходила намного интереснее, чем проходит у многих юношей и девушек сегодня. Я никогда бы не променял живое творчество и общение с друзьями на многочасовое сидение у телевизора с его нередко невзыскательными, а порой и отупляющими передачами или бессмысленное увлечение компьютерными играми, тем более «однорукими бандитами»…

Все это не означает, что мы были пай-мальчиками. Иногда не обходилось без разборок с местной шпаной, мечтавшей стать негласными хозяевами города. После таких разборок иногда приходилось «зализывать раны».

 

Строительный бум

На мои студенческие годы пришлась так называемая хрущевская оттепель. Она нашла живой отклик в сердцах всех, за исключением тоскующих по мрачным годам нашей истории. Первые реформы в интересах народа и особенно молодежи вызывали неподдельный энтузиазм.

После института я вступил в ряды КПСС. Старшие товарищи по работе помогли приумножить полученные в вузе знания и преподали ценные уроки жизни.

Хрущевские новации дали строительной отрасли второе дыхание, широко развернулось жилищное строительство, развивалось панельное домостроение. Правда, лично я первые годы занимался созданием промышленности стройиндустрии, позволявшей увеличивать объемы строительно-монтажных работ.

С началом строительного бума очень хорошо наладилась подготовка кадров в училищах фабрично-заводского обучения, школах мастеров. Что, к сожалению, со временем исчезло, и только сейчас принято решение возродить учебные заведения, выпускающие квалифицированных рабочих. И тогда, и в последующие годы самым трудным было найти контакт с людьми, наладить взаимопонимание. Огорчал постоянный бич всех строек — пьянство. С этим злом я боролся решительно и бескомпромиссно. Тем более что сам никогда не увлекался алкоголем, был малопьющим, а потом и вообще перестал пить.

Употребление спиртного на стройке и отсутствие дисциплины иногда приводили к трагическим последствиям. Прошло уже много лет, а в памяти до сих пор страшная картина: рабочий, сорвавшийся с монтажной вышки и разбившийся насмерть. Такие трагедии сопровождают стройки до сих пор…

 

Основа авторитета — умение слушать

Моя прорабская деятельность закончилась в должности начальника участка. Оценив меня как специалиста, зам. председателя облисполкома (ранее — заведующий отделом строительства обкома партии) Дмитрий Максимович Горчаков сказал мне: «У обкома партии есть мнение, что вас надо выдвинуть на руководящую работу». И предложил возглавить небольшой проектный институт сельхозтехники.

После работы на стройке мастером-прорабом освоить должность руководителя проектной организации, имеющей другие требования и подходы, было нелегко. Зато полученные в вузе знания были востребованы полностью. Учиться пришлось единственному — руководить не рабочими, а специалистами, равными по образованию. Мне, тогда еще сравнительно молодому человеку, нужно было постоянно доказывать опытным проектировщикам, что я не зря занимаю свое место. Авторитет заработал прежде всего тем, что умел внимательно слушать и был напрочь лишен начальнического чванства. Практика в небольшом коллективе позволила в середине 70-х возглавить крупный российский зональный институт Госстроя «Севзапгипросельхозстрой».

 

Преобразования

Еще через три года меня назначили первым заместителем начальника управления сельского хозяйства области, которое всегда находилось в центре внимания руководства, работа была на виду, и меня поощряли почетными наградами и званиями (сразу оговорюсь, были и выговоры).

Когда началась перестройка, кроме демократических преобразований, никаких изменений в хозяйственной деятельности (по крайней мере в руководимом мной секторе) не произошло.

В глобальном плане радовало, что, становясь открытой страной, Россия приобретает все больший международный авторитет. Появилась возможность отправляться без прежних сложностей в туристические заграничные поездки, чем я не преминул воспользоваться. И с удовольствием отмечал, что к россиянам стали относиться с большим уважением.

Для меня, ставшего крупным и авторитетным специалистом в своей области, в событиях, последовавших после августа 91-го, многое было непонятно. После привычной плановой экономики появились новые для нас понятия — «акционирование», «аренда», «аренда с правом выкупа»… И если переход на капиталистические рельсы мы постепенно осваивали, то прекращение поддержки отрасли государством и отсутствие госзаказов гибельно сказывались на производстве. Да и само объединение в прежнем виде перестало существовать: какая-то его часть акционировалась, из 89 находившихся под моим началом подразделений многие ушли в «свободное плавание». Отрасль училась выживать в новых условиях и бороться с появившимися «хищниками», пытавшимися незаконно овладеть собственностью. Кто не выдержал эту борьбу — навсегда ушел в небытие… И хотя я давно отошел от практической работы в отрасли, горжусь тем, что тверской «Агрострой» существует.

 

Я иду в политику

В 90-х годах я остался без компартии. Не я ушел из нее – она ушла от меня. А свой партбилет я и сейчас храню в сейфе. КПРФ, объявившую себя наследницей КПСС, я не признал, потому что это совершенно разные партии с разными идеологиями, разными подходами к проблемам страны.

Мне понравилось руководимое В.С. Черномырдиным движение «Наш дом — Россия», я возглавил его Тверское отделение и был избран депутатом Государственной Думы второго созыва. Горжусь тем, что стал одним из основоположников создания парламентской части Союза Россия — Белоруссия в 1996 году. Под принятым в Смоленске актом об образовании межпартийного союза рядом с подписями Селезнева, Лукьянова стоит и моя подпись. В российско-белорусском парламентском Союзе я дослужился до должности председателя Комиссии по связям с общественностью.

В нынешней Думе в Комитет по культуре меня направила партия «Единая Россия», конечно, не без моего согласия. Среди 58 направлений деятельности Комитета очень много таких, которыми мне приходилось раньше заниматься, будучи вице-губернатором Тверской области. Например, историко-культурным наследием, федеральной адресной инвестиционной программой по культуре, народными художественными промыслами. И еще Комитет по культуре привлек меня возможностью работать с его талантливым председателем И.Д.Кобзоном.

Я не охотник и не рыбак, не фанат футбола и хоккея. Свободное время люблю проводить с друзьями. Особенно среди изумительной природы Тверской области.

Люблю собак, они всегда у меня были. Не капризные левретки на подушечках, а настоящие большие псы, истинные друзья и защитники человека. Последние лет пятнадцать держу добермана — крупную умную собаку…

Рубрику ведет Владимир Познанский

 


БИОГРАФИЯ:

АЛЕКСАНДР ТЯГУНОВАЛЕКСАНДР ТЯГУНОВ,
первый заместитель председателя Комитета по культуре Фракция «Единая Россия»

Родился в 1940 году в г. Калинине. После школы окончил техникум по специальности «строитель», затем Тверской политехнический институт по специальности «инженер-строитель». Прошел путь от мастера до начальника участка, затем возглавлял проектный институт, после чего был назначен на должность первого заместителя начальника управления сельского хозяйства Тверской области в качестве заказчика. 17 лет возглавлял объединение сельских строителей «Агрострой». В 1995 году избран в Государственную Думу. С 1999 года — вице-губернатор Тверской области, занимался проблемами строительного комплекса. В 2003 году вторично избран в Государственную Думу. В 39 лет получил звание заслуженного строителя России. Награжден тремя орденами и пятью медалями. Лауреат Государственной премии. Женат.


Институт развития прессы 2010 © FinS.ru