Статьи

Опрос. Передача спорных территорий России



19 октября 2006 г. исполняется 50 лет со дня подписания Совместной декларации СССР и Японии 1956 года, которая в декабре того же года была ратифицирована. Как известно, в пункте 9 Декларации сказано о том, что после заключения мирного договора между странами гряда Хабомаи и остров Шикотан будут переданы Японии. Япония — это единственная страна, по отношению к которой современная Россия обременена обязательством по передаче части своей территории. До сих пор не утихают дебаты о том, стоит ли следовать России этому пункту. По вашему мнению, следует ли России выполнять свои международные обязательства, зафиксированные в Декларации, или российская дипломатия должна прилагать максимум усилий для сохранения территориального статус-кво?


Геннадий СелезневГеннадий Селезнев,

член Комитета по промышленности, строительству и наукоемким технологиям, лидер Партии возрождения России

К сожалению, Верховный Совет СССР с большой легкостью пошел на ратификацию Совместной декларации СССР и Японии, сделав предварительную оговорку, что вопрос о передаче островов возможен после заключения мирного договора. Договора нет, и все разговоры о Курильских островах бессмысленны.

В те годы была совершена еще одна роковая ошибка: Крым был передан в административное подчинение Украине. Тогда никто даже не мог представить, что развалится Советский Союз и Крым останется в суверенной Украине.


Борис РезникБорис Резник,

зам. председателя Комитета по информационной политике

1956 год — время далекое. С той поры многое изменилось. Уже перестало существовать Советское государство, от имени которого подписывалась Декларация. Сейчас у нас другая страна. Тем не менее территориальная проблема между Россией и Японией остается, и она отнюдь не способствует нормализации отношений между странами. Эта проблема — «ахиллесова пята» и предмет многих противоречий, которые существуют между Россией и Японией. Считаю, что к этому вопросу надо вернуться с позиции нынешнего положения, исходя из новых содержательных и формальных моментов в наших отношениях.

Переговоры по этому поводу вести необходимо. Даже если мы будем отрицать наличие проблемы, это не будет способствовать ее разрешению. Принимать же скоропалительные решения, думаю, опасно по той причине, что территориальных притязаний к России много, и важно не создать прецедента, отдавая какие-то земли. Решение должно быть мудрым, а мудрость не терпит суеты.


Наталья НарочницкаяНаталья Нарочницкая,

зам. председателя Комитета по международным делам

Советско-японская декларация 1956 года была инициирована Хрущевым, и главным его желанием было предотвратить сближение Японии с США. Эти опрометчивые расчеты базировались на желании поддержать японскую компартию. Но они не оправдались. Вскоре был заключен договор о бессрочном пребывании вооруженных сил США на японской территории.

Все говорят о Декларации, однако забывают о том, что уже в 1960 году был меморандум Советского Союза, в котором говорилось, что в создавшихся условиях невозможно выполнение Декларации. Но Декларация осложняет наше положение тем, что она была ратифицирована Верховным Советом и приобрела статус международного обязательства.

Не случайно в нашумевшем интервью Лаврова, в передаче у Соловьева, было четко сказано, что обе стороны должны выполнять свои международные обязательства. То есть был намек на то, что Япония не все пункты этой Декларации выполняет. То, что японцы послали в Ирак свои вооруженные силы, можно интерпретировать как нарушение Декларации. Япония хотя и сделала сейчас маленький шаг назад, но она не готова вернуться даже к территориальным позициям, закрепленным в Декларации. Ее аппетиты были разожжены в период Ельцина и Кунадзе. Можно поэтапно проследить, как на каждой из встреч «без галстука» сначала Горбачев просто признал наличие территориального спора, потом еще добавились два острова и т.д. Японцы требуют четыре острова, а не два. Я считаю, что мы не должны выполнять обязательства по Декларации.

У меня есть концепция, которую я давно излагаю. Подписав Акт о полной капитуляции, прежнее японское государство прекратило свое существование как субъект международного права. Это в международном праве — азбучная истина. Возникает новый субъект, который может наделяться правом правопреемства в том объеме, в котором победившие державы это определяют. Еще важный момент: понятие «возвращение» должно быть изъято из языка должностных лиц и журналистов, потому что в самом термине уже содержится ревизия итогов Второй мировой войны. Речь идет не о возвращении чужой территории, а о передаче своей как акте доброй воли. Все ссылки на какие-то исторические права относятся только к истории вопроса. Я принадлежу к той школе историков, которая на основании документов четко делает вывод о том, что Япония не имеет никаких, даже исторических, правооснований на другие территории. Новое японское государство, которое получило суверенитет только в результате подписания Сан-Францисского договора — именно он был основой японского суверенитета, — в статье второй отказывается от всех прав, правооснований и претензий на Курильские острова, часть Сахалина и прилегающие к нему острова, суверенитет над которыми Япония получила по Портсмутскому мирному договору. Как бы кто ни рассуждал о том, что Советский Союз не подписал Сан-Францисский договор, но это не меняет того непреложного факта, что Япония сама отказалась от островов. Лучшей основой для отношений был бы отказ Японии от попыток ревизии итогов Второй мировой войны.

Что касается наших дипломатов, то я думаю, что сейчас они ведут правильную линию. Это ясно профессионалам. В дипломатии никогда нельзя все сразу опрокидывать на 180 градусов. Нужно задерживать решения, устраивать проволочки, откладывать. Постепенно вопрос спускается на тормозах до того момента, когда мы становимся сильнее. У меня такое ощущение, что сейчас наша дипломатия такая. Чередуются периоды более мягкого поведения с более жестким. Эти законы — как в боксе, любом другом виде спорта. Основой же для доверия к нашей дипломатии является доверие к руководству страны.


Иван МельниковИван Мельников,

член Комитета по образованию и науке, первый зампред ЦК КПРФ

Для меня очевидно, что, соглашаясь на передачу островов Японии после подписания мирного договора с этой страной, Никита Хрущев допустил ошибку. Он явно переоценил возможность влияния такого шага как на японское общественное мнение, так и на японо-американские отношения, и заложил, таким образом, под советско-японские отношения мину замедленного действия.

Достигнутые тогда договоренности, как бы мы к ним сегодня ни относились, не удалось реализовать не по вине Советского Союза. В первую очередь потому, что это было невыгодно США, которые не хотели урегулирования японо-советских отношений и подписания между нашими странами мирного договора на условиях Декларации 1956 года.

Американцам была нужна антисоветская Япония, крепко пристегнутая к военно-политической колеснице США на Дальнем Востоке, что, собственно, вскоре было подтверждено дальнейшим ходом событий и подписанием в 1960 году нового так называемого японо-американского договора безопасности, на основании которого на долгое время узаконивалось пребывание американских военных баз и войск на территории Японии.

С 1960 года еще при Хрущеве, взвесив все «за» и «против» и убедившись в бесперспективности обсуждения данного вопроса в обозримый период, Советский Союз официально изменил свою позицию и перестал признавать наличие в советско-японских отношениях так называемого территориального вопроса. Такая советская позиция сохранялась, пока министром иностранных дел СССР оставался А.А. Громыко.

Совершенно очевидно, что в нынешних условиях для дальнейшего развития дружественных российско-японских отношений имеются все необходимые предпосылки. Нужна лишь политическая воля, причем главным образом с японской стороны. Нужно активно сотрудничать друг с другом и тогда вопросы, кажущиеся сегодня неразрешимыми, будут в духе мира и дружбы спокойно разрешены будущими поколениями.


Василий ШестаковВасилий Шестаков,

член Комитета по физической культуре, спорту и делам молодежи

Прежде всего, хочу отметить, что Япония наш сосед и могучая страна. Вторая по силе экономика в мире. Россия и Япония — члены «большой восьмерки». Наши страны занимают ключевые позиции в Азиатско-тихоокеанском регионе.

Японцы и русские имеют более чем 200-летнюю историю культурных связей. В прошлом году мы отметили 150-летие знаменитого Симодского трактата — первого договора о дружбе и торговле в истории наших стран.

Да, проблемы во взаимоотношениях России и Японии — есть. И, прежде всего, это конечно территориальная проблема. Проблемы надо решать. Однако решение должно лежать, как я убежден, на приемлемых условиях и для России и для Японии. Я несколько раз встречался с г-м Дзюнъитиро Коидзуми — в его бытность премьер-министром Японии. Помню, что когда по его приглашению я впервые был у него в кабинете, мне потом сказали, что премьер-министр Японии в первый раз за всю историю лично принял руководителя неофициальной зарубежной делегации.

Хорошие личные отношения завязались у меня с г-м Асо Таро — министром внутренних дел, связи и телекоммуникаций, членом Парламента Японии. Много лет я знаю легендарного японского дзюдоиста Ясухиро Ямаситу. Он олимпийский чемпион, член японо-российского «Совета мудрецов», профессор. Мой личный опыт общения с этими уважаемыми людьми, а также представителями японского бизнеса и, конечно, спорта говорит мне о том, что сами японцы понимают всю неоднозначность имеющихся проблем. Нелишне будет напомнить, что еще в 1997 году тогдашний японский премьер Хасимото заявил, что «вопрос спорных территорий невозможно решать за счет победы одной страны и проигрыша другой».

Пусть политики наших стран ищут ответы на эти непростые вопросы.

Я, со своей стороны, хотел бы высказать такое соображение. Я убежден — Россия и Япония должны наладить долгосрочное сотрудничество, и это поможет урегулировать территориальные споры. Известно, что XXI век уже окрестили «азиатско-тихоокеанской эрой». В этих условиях наши две экономики просто обязаны дополнять друг друга. Вспомним, — в ходе последнего визита Президента России В.В. Путина в Японию был подписан пакет из 18-ти документов, в том числе и о строительстве нефтепровода, по которому Япония сможет получать российскую нефть. Наличие разногласий и проблем не должно мешать повседневному сотрудничеству и взаимодействию России и Японии.


Институт развития прессы 2010 © FinS.ru