Статьи

Буддийский храм на берегах Невы


Есть о чем думать и искать ответ

В Государственной Думе на прошлой неделе прошла фотовыставка Андрея Мархотина “Храм Будды на берегах Невы”. На выставке представлена серия художественных снимков здания Санкт-Петербургского дацана, его убранства, интерьера и портретов лам. Всего 48 больших выставочных снимков.

Петербургский Дацан – самый первый и самый северный в Европе буддийский храм, представляющий уникальный синтез классической тибетской архитектуры и североевропейского модерна. Строительство храма началось в 1909 году. Работами руководил специально созданный комитет, в который входили академик В.В. Радлов, князь Э.Э. Ухтомский, востоковеды В.Л. Котвич, А.Д. Руднев, Ф.И.Щербатской, художники Н.К. Рерих и В.П. Шнейдер. Первое богослужение в храме состоялось 21 февраля 1913 года, в день празднования 300-летия Дома Романовых. В 1919 г. храм подвергся варварскому разграблению, и основателю храма Агвану Доржиеву пришлось применить всю свою волю и ум, чтобы отреставрировать его, несмотря на трудности революционного периода. Богослужения в храме возобновились в 1927 г. Но с 1935 г. в Ленинграде начались преследования лам, и в 1937 г. буддийская община перестала существовать. Потом в здании храма располагались и физкультурная база, и радиостанция, и лаборатории зоологического института. В 1990 году храм был возвращен верующим…

О фотосъемке в дацане нам рассказал в своем интервью автор выставки Андрей Мархотин.

 

– Андрей, расскажите, пожалуйста, как родился замысел снять дацан?

– Все случилось, как обычно, случайно. В Петербурге есть общество бурятской культуры “Ая-Ганга”, которое постоянно проводит праздники, например, зимой - Новый год по лунному календарю, который длится целый месяц, летом – Сурхарбан и др. Одной из инициатив этого общества стало создание книги об истории бурятской диаспоры Петербурга. Меня попросили сделать несколько снимков в дацане. Через некоторое время я понял, что для этой книги нужен вот этот снимок и этот, но пришло ощущение, что остальное тоже надо обязательно снимать. Дацану 90 лет. Его приезжали строить буряты, деньги собирались тоже в Бурятии. Я думал, что дацан весь давно снят, ведь он открыт с 1990 года. Оказалось, что да, приходят, снимают, но этих снимков никто не видел – есть они, нет их, никто не знает. Серьезно и долго в дацане никто не работал. Первые три месяца я приезжал сюда каждый день, как на работу, потом работа продолжалась еще восемь месяцев. Вылилось все это в законченную тему, тогда и родилась мысль сделать выставку. Дацан находится у ЦПКиО, около него по дороге ходит огромное количество людей, но когда спросишь, где дацан и что это такое, никто не знает. Когда начинаешь объяснять, все поражаются, как они могли его не видеть. Я сам прошел через это же самое. Дацан открывается не всем. И не сразу.

– В православных церквях не очень любят, когда снимают. А как отнеслись к съемкам ламы?

– Ламам совершенно все равно – приходи и снимай. Для чего это тебе, с какой целью снимаешь, никто не спрашивает. “Можно снимать?” – “Пожалуйста”. Этот момент очень важен. У всех людей, которые служат в дацане, присутствует потрясающая терпимость.

– Расскажите немного об истории дацана.

– Этот храм делали лучшие в те времена люди, и делали они его с необыкновенным чувством. Художниками руководил Николай Рерих. И хотя в то время он еще не был специалистом в этом вопросе, но было важно, что он человек западной культуры. Дацан был задуман как центр общения Востока и Запада: научный и культурный. Архитектор проекта – гениальный мастер модерна Г.В. Барановский. Он к тому времени построил одно из самых красивых зданий на Невском – Дом Елисеевых, издал семитомную архитектурную энциклопедию. Недавно пришлось держать ее в руках, каждый том весит 7 кг. В 1920 г. он умер от голода.

Дацан строило такое количество людей, и делали они это с таким чувством и с такой любовью, что просто очень захотелось принять в этом участие. Было сделано около 400 фотографий. Не все они в выставочном варианте, поэтому мы хотим выпустить альбом с фотографиями и историей дацана.

– А вам близка буддистская философия?

– Думаю, что эта философия еще никому не повредила. Я 12 лет жил в Улан-Удэ. Для меня дацан – это не экзотика. Поначалу все это было странно: люди в цветных одеждах монотонно что-то читают, произнося какие-то звуки, не ясно, о чем идет речь. Постепенно у меня появилось много знакомых востоковедов. И я вдруг осознал, что эти люди в пиджаках, с портфелями, работающие в Академии наук, – буддисты. Я начал накладывать "изображения" лам и людей в костюмах. Пытался понять, что их объединяет. Спрашивал. Оказалось, что очень много ответов на жизненно важные вопросы я смог получить у этих людей. Мы ищем и не должны отказываться ни от какой информации. Невежество во всех религиях считается грехом. Невежество – это нежелание знать, нежелание развиваться. Рерих был православным человеком (?), но занимался Востоком. В нас есть какой-то консерватизм. Если я с детства крещеный, то в дацане в обрядах не участвую. Есть о чем подумать. Задача буддистов – помогать всем живым существам двигаться к просветлению, принимать все как есть. Было бы очень хорошо, если бы средства массовой информации больше рассказывали о разных культурах и религиях. Ведь живем мы в многонациональном государстве, и чем больше будем знать о традициях, верованиях друг друга, тем с большим пониманием будем друг к другу относиться.

В одном из своих интервью Роберт Турман – тибетолог и писатель, заведующий кафедрой религии Колумбийского университета, первый американец, ставший тибетским монахом, основатель всемирно известной благотворительной организации “Тибетский дом”, членом попечительского совета которого является его дочь, голливудская звезда Ума Турман, один из 25 самых влиятельных людей Америки ( по опросу журнала “Таймс”), так рассказал о своей встрече с Питерским дацаном:

– Больше всего меня поразило посещение Санкт-Петербургского буддийского храма, где многие годы настоятельствовал Агван Доржиев. Как известно, он сыграл важную роль в истории буддизма в России. Он родился в Бурятии. Получил блестящее богословское образование в Тибете и Монголии, стал одним из учителей Далай-ламы XIII и его доверенным лицом. Он удостоился чести несколько раз встретиться с российским императором Николаем II и получил согласие на строительство буддийского храма в Петербурге. Он был также одним из инициаторов сближения России и Тибета. В США сейчас тысячи тибетских буддийских центров, где изучаются основы буддизма, но таких замечательных зданий, как храм в Петербурге, у нас и сейчас нет. Россияне должны гордиться им. Уже в начале ХХ века Россия настолько опережала большинство европейских стран в веротерпимости, что даже царь оказал протекцию строительству буддийского храма. И президент Путин, на мой взгляд, должен был бы считать честью продолжить традиции царского патронажа над этим памятником в его родном городе!

Елена Володина

 


ИСТОРИЯ

Андрей МархотинПетербургский дацан — самый первый и самый северный в Европе буддийский храм, представляющий уникальный синтез классической тибетской архитектуры и североевропейского модернизма. Строительство храма началось в 1909 году. Работами руководил специально созданный комитет, в который входили академик В.В. Радлов, князь Э.Э. Ухтомский, востоковед В.Л. Котвич, художники Н.К. Рерих и В.П. Шнейдер. Первое богослужение в храме состоялось 21 февраля 1913 года, в день празднования 300-летия Дома Романовых. В 1919 г. храм подвергся варварскому разграблению, и Агвану Доржиеву (основателю храма) пришлось применить всю свою волю и ум, чтобы отреставрировать его, несмотря на трудности революционного периода. Богослужения в храме возобновились в 1927 г. Но с 1935 г. в Ленинграде начались преследования лам, и в 1937 г. буддийская община перестала существовать. Потом в здании храма располагались и физкультурная база, и радиостанция, и лаборатория зоологического института. В 1990 году храм был возвращен верующим, и началось его возрождение. Вот эту эпоху возрождения и снял Андрей Мархотин.


Институт развития прессы 2010 © FinS.ru