Статьи

Кто там шагает правой?


Руководители двух палат ФС возглавили две конкурирующие партии

Дождались! Честно говоря, мы уже думали, что парламент перестанет генерировать интриги и предлагать обывателю пищу для разгадывания политических ребусов. Уже было подумали, что рутинная работа окончательно сформирует в обществе тоскливый, скучный образ депутата — труженика пера, бумаги и кодексов. Образ, на который можно будет обращать внимание только в редкие дни общенациональных выборов.

Ан нет. Интрига все-таки закрутилась. Взбудораженная общественность и встрепенувшаяся элита с изумлением обнаружили, что помимо гордо шагающих «тори» российской политики неожиданно появились и «виги», которые стали перетягивать на себя кусочки региональных одеял, оголяя отдельные места успокоившихся было гегемонов. История о правой и левой «ногах» оказалась настолько же ошеломляющей, насколько и логичной: действительно, как без второй «ноги»-то? Устойчивости не будет.

Хотя некоторые из самых устойчивых конструкций все же имеют одну опору, например Останкинская башня. Чем не пример? Она даже горела, но смогла устоять. Другое дело политика. Не как совокупность действий, направленных на решение конкретно-исторических задач, а как игра. Ведь играть одной фишкой ну совершенно неинтересно. А вот двумя — очень даже. Тремя-то просто здорово, да только остальные фишки как-то все не клеятся. Яблоко и СПС практически сошли с дистанции, да и от КПРФ и ЛДПР избиратель ничего особенно не ждет. Пошел, правда, слух о «партии адвокатов», да как-то он все не материализуется. Избиратель, конечно, стал нынче пассивный, готовый принять любую конструкцию, но при прочих равных предпочитающих что-нибудь живенькое. Поэтому, если бы выборы стали напоминать любимое ток-шоу, избиратель бы совсем не возражал.

А с одной серьезной партией какое может быть ток-шоу? Никакого. Вот и стала вырисовываться эта самая вторая «нога». Причем весьма и весьма оперативно. И движущим приводом этой «ноги» стал руководитель Совета Федерации Сергей Миронов.

Таким образом, руководители двух палат Федерального Собрания возглавили две реально конкурирующие партии.

К чему это может привести?

Во-первых, резкое расслоение региональных элит. До сих пор, следуя основному родовому признаку — конформизму, элита вступала в «Единую Россию», а теперь получила возможность выбирать. По какому принципу будет происходить выбор? Очевидно, что в каждом регионе будут различные причины, но, возможно, губернаторы и мэры областных и краевых столиц, не питающие личных симпатий, разойдутся по разным партиям. Кроме того, различные доминирующие финансово-промышленные группы, которые на региональном уровне конкурируют, будут финансировать, соответственно, разные партии и делегировать в них своих представителей для лоббирования своих исключительных интересов. Возможно, мы уже в ближайший год сможем увидеть экономическую специализацию каждой из «ног», которая обязательно проявится, что еще больше отдалит политические предпочтения обеих структур.

Во-вторых, раздрай между палатами. Он может быть латентным, но будет обязательно. Федеральное Собрание — это источник политики. То, как законопроекты будут поданы народу, будет последним восприниматься как позиция партии-инициатора. При ярко выраженной политической принадлежности спикеров палат сами палаты будут ассоциироваться в глазах обывателя с конкретными политическими структурами, невзирая на то, что будут существовать какие-то еще фракции. При этом возможны варианты, когда одна палата в пику другой будет торпедировать принятие или утверждение отдельных законов, чтобы подать впоследствии свою позицию как позицию партии. Возможно также усиление законодательно инициативной деятельности со стороны Совета Федерации, в том числе социально ориентированных законов, например, закона о сохранении северного коэффициента при расчете пенсий для лиц, переехавших с северов в Центральную и Южную части России. При этом любой вариант продвижения законопроекта будет позитивен для его инициаторов. То есть мы получаем несбалансированный парламент, что, в конечном итоге, грозит коллапсом законотворчества, хотя это, наверное, слишком пессимистический сценарий.

В-третьих, расслоение высшего общества, политической и экономической элиты, находящейся как бы над схваткой. Проблема России в том, что, в отличие от той же Америки, например, правительство и Администрация Президента — структуры беспартийные. А значит, нынешняя ситуация провоцирует раскол high society на поклонников (лоббистов, апологетов, наставников, учителей, адептов и т.д.) разных партий. Имеется в виду только две партии, конечно, — «Единая Россия» и «Справедливая Россия». А значит, будут еще более активно формироваться группы влияния, которые, в свою очередь, выберут совершенно конкретные партии для собственной опоры. В ситуации, когда проблема-2008 еще не решена и все варианты еще могут иметь место даже в ключе истории с Коржаковым, Барсуковым и примкнувшим к ним Сосковцом, любой аргумент в борьбе за своего кандидата в президенты может быть решающим. А «своя» партия — это весомый аргумент.

И возникает все же вопрос: зачем? Для чего нужно раскачивать лодку и из стабильной политсистемы делать нестабильную? Зачем раскалывать элиты и собственными руками делать то, что в США, к ужасу Джорджа Буша-младшего, произошло лишь благодаря выборам, то есть разваливать устойчивые связи между правительством и парламентом? А связи действительно разваливаются, ведь теперь приходится уже применять комбинаторику, чтобы учитывать интересы нескольких политических игроков, что гораздо сложнее, чем возводить в первую степень.

Неужели это все только для того, чтобы вдохнуть жизнь в политическую систему России? Жизнь, которая бурлила в конце 80-х и 90-е годы и которая стала угасать в связи с вымиранием мастодонтов. Если именно такие идеи двигали организаторами процесса, что ж, остается только выразить восхищение и надежду, что это не те благие намерения, которые не туда ведут. И что действительно мы вошли в новый, очень интересный этап жизни России, который оживит парламентскую демократию. Чтобы убедиться или разочароваться в наших надеждах, осталось ждать совсем немного — ровно через год стартуют выборы в Государственную Думу. Тогда и посмотрим.

Георгий Кириллов


Институт развития прессы 2010 © FinS.ru