Статьи

Опрос. «В России не было самой главной революции — революции зарплат»



После распада СССР и проведенной приватизации государственной собственности в России возникла каста очень богатых людей, тогда как основная масса населения оказалась за чертой бедности. В настоящее время некоторые политические силы считают, что необходимо сокращать разрыв в уровне доходов 10% самых богатых и 10% самых бедных граждан с 40 раз до 1,5-2 раз. Однако рецепты этого сокращения четко не продекларированы. Мы попросили депутатов Государственной Думы ответить на вопрос: «Какие основные шаги должно предпринять государство, чтобы уменьшить разрыв между доходами богатых и бедных?»

 


«В России не было самой главной революции — революции зарплат»

 

Геннадий СелезневГеннадий Селезнев,
член Комитета по промышленности, строительству и наукоемким технологиям, лидер Партии возрождения России

В России было много революций, но не было самой главной — революции зарплат.

Сегодня многие отрасли держатся на пенсионерах, и если эти несчастные люди объявят забастовку и никто не выйдет на работу, наступит коллапс: закроются больницы, школы, музеи, библиотеки, детские садики, театры, большинство заводов и фабрик, научно-исследовательских центров и конструкторских бюро… Государственные и многие частные структуры не доплачивают своим работникам зарплат, чтобы те могли достойно жить, содержать семью.

По сегодняшней стоимости жизни минимальные зарплаты городских жителей должны быть не менее 15 тыс. руб. Повторяю, минимальные, а средние — 35 тыс. руб. Минимальные пенсии — не менее 10 тыс. руб. В крупных компаниях, особенно государственных, тоже должны быть установлены какие-то потолки по зарплатам. Ну и, конечно же, следует немедленно переходить от плоской шкалы подоходного налога к прогрессивной. Получаешь много — плати большие налоги.

 


«Нужно проводить принципиально иную социально-экономическую политику»

Иван МельниковИван Мельников,
член Комитета по образованию и науке, первый зампред ЦК КПРФ

Считаю, что относительно этого разрыва между бедными и богатыми никакими «латающими дыры» мерами не обойтись. Чтобы сближать эти два полюса, нужно проводить принципиально иную социально-экономическую политику. Она не ведет к хаосу и краху так называемой стабильности, как иногда пытаются рисовать картину наши оппоненты. Просто требуется четкая перестановка акцентов: от сырьевой олигархии — к социальному государству.

У КПРФ взвешенная позиция: мы не предлагаем забрать всё у 10% богатых и поделить на всех. Мы предлагаем взаимосвязанную систему мер. Обозначу первые шаги, которые безболезненно для общества меняют вектор развития ситуации от углубления разрыва к его уменьшению.

Первое. Пересмотр итогов приватизации при следующей постановке вопроса: там, где были нарушения и заниженные стоимости, — олигархи должны вернуть деньги государству. Либеральная мораль, которая закладывает основу «награбить и забыть», как раз и является истоком сегодняшней пропасти между богатыми и бедными. И потому такой спокойный, основанный на системном подходе пересмотр итогов — это честный и эффективный путь. Одновременно недра и природные ресурсы должны быть возвращены в государственную собственность.

Второе: налоговая политика. Подоходный налог должен быть снижен для граждан с невысокими доходами и увеличен для граждан с высокими доходами. Ненормально, когда и Роман Абрамович и школьная учительница платят один и тот же налог. Предлагаю задумываться об этом, когда смотришь любое заседание правительства. Это хороший холодный душ на любые красивые слова.

Третье: минимальный размер оплаты труда и минимальный размер базовой части трудовой пенсии должен быть установлен не ниже прожиточного минимума. Средства в стране на это есть, что бы кто ни говорил. Это необходимо сделать за счет тех средств, которые накоплены в Стабилизационном фонде и золотовалютных резервах благодаря хорошим ценам на нефть в течение многих лет.

Также нужно верно выбрать точки роста, разработать эффективную инвестиционную политику внутри государства. Чтобы заработала промышленность, чтобы страна давала на российский и мировой рынок те уникальные продукты, которые будут конкурентоспособны. Тут же появятся и рабочие места. Этот рост в целом потянет за собой уровень жизнь вверх. Ведь сегодня по рейтингу ООН мы на 65-м месте по уровню жизни. Мы между Ливией и Македонией. Хуже, чем Маврикий и Тринидад и Тобаго. Этот рейтинг составлялся на основе продолжительности жизни, доходов граждан, уровня здравоохранения и образования.

Это только некоторые первые шаги. Ничего невозможного в этом нет. Это лишь вопрос политического выбора, политической воли и приоритетов, которые ставит перед собой власть. Нынешняя власть ведет политику ослабления государства в смысле уменьшения гарантий и поддержки. Для огромной России это тупик.

 


«Одна из функций бюджета — перераспределение доходов»

Оксана ДмитриеваОксана Дмитриева,
член Комитета по бюджету и налогам

Разрыв между доходами 10% богатых и 10% бедных соответствует не 40, а 15 разам. Но это тоже очень много. Хотя данная цифра дается по декларируемым доходам, поэтому вполне возможно, что реальный разрыв еще больше. Аналогичный показатель для стран Северной Европы — 3-3,5, примерно на том же уровне, что и в Советском Союзе накануне реформ. Для социально ориентированного государства такой разрыв считается нормальным. В Центральной Европе эта цифра выше, в Южной — еще выше. До реформы по уровню дифференциации доходов мы были на уровне Швеции и Норвегии. Примечательно, что в Норвегии такая дифференциация сохранилась, несмотря на то, что у них большие нефтяные доходы. Там создан Пенсионный фонд, в который поступают нефтяные деньги. И это действительно фонд будущих поколений.

Первое. Одной из функций государства является перераспределение доходов, в том числе и налогов, полученных от предпринимателей. Однако получается, что наиболее социально безответственный работодатель — это государство. Потому что самая низкая заработная плата в тех секторах, в которых работодателем выступает государство: образование, культура, здравоохранение. Ниже зарплата только в сельском хозяйстве, где имеется скрытая безработица, а также легкая промышленность и торговля. Правда, в торговле значительная доля скрытого заработка, который не декларируется. А в бюджетной сфере заработок максимально легальный, поэтому уровень оплаты труда еще ниже, чем в других секторах. Что может делать государство? Существенно поднимать заработную плату бюджетников. В мире нет такой страны, где бы работники образования получали 65% от средней заработной платы. Или чтобы в здравоохранении зарплата была на уровне 75% от средней зарплаты по стране. Это люди с высшим образованием. По сути, это демпинг на рынке труда, эксплуатация российской интеллигенции и паразитирование на ней. Если государство как монополист, обслуживающий 15-17% рынка труда, будет повышать зарплату бюджетникам, то дифференциация в доходах будет уменьшена.

Второе. Государство обязано обеспечить доходами тех, кто живет за счет пособий, и прежде всего — пенсионеров. Сейчас совершенно унизительный уровень пенсий — 24% от средней зарплаты. Хотя норма, зафиксированная в конвенции Международной организации труда, — 40%.

Вот два стратегических направления. Но могут быть и другие. Например, пособия на детей, поскольку самая бедная в России категория — это семьи с детьми. Здесь доля тех, кто живет ниже прожиточного уровня, в два раза выше, чем в среднем по стране. Распределение доходов в пользу детей правильно с точки зрения демографии и с точки зрения борьбы с бедностью.

А механизм снижения дифференциации известен: нужно взять у богатых и передать бедным. Одна из функций бюджета — перераспределение доходов. Но функцию эту бюджет не выполняет или выполняет наполовину. Деньги у богатых государство берет, а вот бедным не отдает. Так, сверхприбыль газовых и нефтяных компаний в виде экспортных пошлин изымается. Но потом эти деньги поступают в Стабфонд. Следовательно, функция перераспределения не выполняется — как же может снизиться в таких условиях дифференциация в доходах?


Институт развития прессы 2010 © FinS.ru