Статьи

Дорогу новым удэгэ!!!


Светлое будущее начинается там, где встает cолнце

Победоносное участие России в саммите АТЭС позволило еще раз взглянуть на страны Тихоокеанского региона и оценить наше место среди этих тигров и леопардиков современной экономики.

Конечно, вступление в ВТО открывает нам новые горизонты, не понятно до конца, правда, какие и насколько они новые и безупречные, но мы так этого хотели. Стало быть, мы уже одной ногой полностью и другой уже мысочком там, в ВТО. Ну, еще чуть-чуть. С винами и боржомами что-то поделать, и будет нам счастье.

Но во всем остальном мы страшно далеки от тех в прошлом отсталых государств, что проводят у себя нынче саммиты для сильных мира сего из региона Pacific . Взять тот же Вьетнам. Мы же ему помогали, мы же его фактически спасали. То есть играли роль гуру и главного спонсора. А теперь? Да, у них еще кое-где лачуги, но и у нас таких лачуг по ивановской, липецкой, нижегородской и другим областям видимо-невидимо. Благо снег их шесть месяцев в году скрывает от злонамеренных взглядов. Зато там, где сегодня собрались лидеры государств, экономика растет бешеными темпами. Вьетнамцы всему учатся, в том числе и бизнесу, в стране социалистического капитализма. Строятся красивые дома, производство техстиля высочайшего качества достигло невиданных размахов. Нефть. То, чем мы гордились как совместным детищем (мы были папой), уже вовсю добывается самим Петровьетнамом, постепенно вытесняющим и российских (украинских тоже) специалистов, да у самой СП Вьетсовпетро. Да, нам еще удается удерживать отдельные рубежи, хотя главный форпост — Камрань мы сдали уже четыре года назад. Страны АТЭС — это государства, реализующие амбициозные проекты. Япония, Гонконг, Сингапур — это просто недосягаемые для нас вершины. И не понятно, будут ли они вообще когда-то достигнуты. Таиланд: кроме туризма пытается стать крупнейшим в мире логистическим центром, отняв пальму первенства у соседей — Гонконга и Сингапура. Но в основном за счет авиахаба.

Что России нужно от этого региона? Нужно многое, если не все. До сих пор, начиная с 1921 года, когда была ликвидирована Дальневосточная республика, руководство страны было сосредоточено на Европе как основном партнере центральной части России.

Отсюда и перекосы в развитии. Территориально меньшая часть страны развивалась интенсивнее, снабжаемая финансовыми, организационными и, самое главное, людскими ресурсами. При этом Восточная Сибирь, Дальний Восток, Камчатка и Сахалин оказались в упадке. До них не доходили ни руки, ни ноги.

Слава Богу, царская Россия протянула Транссиб да японцы построили шикарную инфраструктуру на Сахалине, которой до сих пор и пользуются. Иногда становится грустно от того, что такие территории не развиваются. Потрясающие ресурсы Дальнего Востока — мощные форпосты Владивосток, Находка, Петропавловск-Камчатский — все пришли в запустение, а могли бы процветать и привлекать мощные инвестиции во многие отрасли экономики.

Отрадно, что губернатор Приморского края господин Дарькин выступил с прекрасной инициативой — отстроить новый, современный мегаполис, куда бы съехалось до 7 миллионов активного населения, что, естественно, вдохнуло бы жизнь в эти края. Намерения благие, но кто-то должен их реализовывать. И привлекать деньги.

В тот же Петропавловск-Камчатский уже 10 лет не могут протянуть газопровод. Из 460 километров отстроили 100 и забросили — нет денег. А ведь могли бы полностью обеспечить газом столицу Камчатки и близлежащие поселки и военные базы. Сегодня Камчатгазпром безуспешно пытается реанимировать проект, при этом компания «Метапроцесс» совместно с администрацией области (в будущем Камчатского края) прорабатывает альтернативные варианты переработки камчатского газа в дизельное топливо и снабжение им ТЭЦ Петропавловска-Камчатского и добывающих предприятий региона, таких, как Корякгодобыча и других.

На все нужно время и деньги.

К сожалению, саммит АТЭС проходит на фоне странных итераций России вокруг проектов СРП. Конечно, с ними стоило бы разобраться, с этими проектами, да беда вся в том, что разворачиваются они как раз в том регионе, который мы хотим развивать с помощью инвестиций от стран-соседей. В том числе и Японии, чьи две компании уже чувствуют себя серьезно обделенными и обиженными в ходе српшных разборок.

Регион богат не только полезными ископаемыми, которые сами по себе могли бы превратить его в Клондайк, но и природными органическими ресурсами: рыбой, водорослями, крабами, морскими млекопитающими.

Еще с советских времен на Курилах занимаются разведением отдельных представителей морской фауны, что позволяет надеяться, что при должном подходе и привлечении зарубежных технологий такой процесс можно поставить на поток и все-таки начать заваливать российское население продуктами, которые почему-то до сих пор считаются деликатесами.

Несмотря на экологические требования, которые, безусловно, должны ставиться во главу угла (и президент это очень четко обозначил, одним движением карандаша сохранив биосферу Байкала и дымчатых леопардов — а в природе их осталось всего 32 особи, — через ареал которых должна была пройти пресловутая труба), экономика региона может и должна подниматься за счет индустриального развития. Это и деревообрабатывающая промышленность, и нефте- и газохимия, и судостроение и машиностроение.

При этом рост бизнеса позволил бы решить и демографические проблемы. Кстати, тут на вооружение можно было бы взять опыт Канадского эмиграционного законодательства, которое позволяет облегченно натурализовать иммигрантов, осваивающих северные регионы.

А у нас облегченно натурализуют тех, кто осваивает Москву, что просто уже превращается в катастрофу из-за ее перенаселения. Вот в рамках проектов по переселению русскоязычных граждан стран СНГ можно было бы сконцентрироваться на Дальнем Востоке. Кто желает подниматься там — пожалуйста, и деньги на подъем, и гражданство.

Возвращаясь в милый моему сердцу Вьетнам, где я объездил и русский городок Вунгтау с немыслимым количеством ресторанчиков с одинаковым названием «У Наташи», и Ханой, и Хошимин, хочется задуматься: а почему они могут, а мы нет? Жители этого региона всегда отличались выносливостью и трудолюбием. Вьетнам особенно. Это непобедимая нация, которую даже напалмом американцы не смогли покорить.

Может быть, дело в культуре, и тогда нам не стоит даже тягаться? Может быть, в религии, но вьетнамцы в массе своей католики, хотя и с некоторым буддистским оттенком. Тут мы вроде бы близки, хотя еще Макс Вебер указывал, что католицизм намного более прогрессивен с точки зрения поддержки деловых наклонностей человека, чем православие. Впрочем, учитывая, что по большей части у нас в стране живут атеисты — и это не проблема.

Тогда проблема — это просто начать. Начать строить замки на Дальневосточном песке. Начать борьбу с ленью, бюрократизмом и коррупцией. Начать государству вкладываться в бизнес и заставлять чиновников этот бизнес поддерживать, вплоть до увольнения за служебное несоответствие. Начать с принятия Федеральным Собранием Российской Федерации закона о развитии Дальнего Востока, а Правительству разработать серьезную программу, которая была бы не менее важна, чем многие нацпроекты. И тогда у нас будет не один только Дарькин думать о светлом будущем из стекла и бетона. И не только китайцы будут строить магазинчики и прекрасные ресторанчики на улицах Владика, но и все, кто верит в светлое будущее нашей страны. А светлое будущее, как известно, начинается там, где встает солнце — то есть там, где наша страна занимает огромную площадь Азиатско-Тихоокеанского региона.

Георгий Кириллов


Институт развития прессы 2010 © FinS.ru