Статьи

Цена непродуманных решений


Как сложится моя депутатская судьба в дальнейшем, пока не знаю...

Раннее прозрение

Детство прошло в московской коммуналке на углу Петровки и Столешникова переулка, там сейчас находится отель «Мариот».

Мой отец погиб на фронте за три недели до конца войны. Семьи, в которые «похоронка» приходила в то время, когда казалось, что все самое ужасное уже позади, были особенно несчастны и острее других ощущали День Победы как «праздник со слезами на глазах». Но мою маму судьба если не пощадила, то хотя бы отсрочила горе: извещение о гибели мужа ей принесли после 9 мая…

Мне, тогда еще несмышленышу, трудно было привыкнуть к мысли, что отца больше нет и никогда не будет. Я придумывала истории о том, что он мог находиться в плену или попал к партизанам и скоро непременно вернется. Ведь иногда случалось, что страшное извещение оказывалось ошибкой… Позднее я поняла, что такие ошибки вряд ли могли допустить, когда сообщали о гибели старшего офицера: мой отец был подполковником…

В школе я училась хорошо, увлеченно занималась общественной работой, пока не начала понимать окружающую меня фальшь многих так называемых советско-патриотических мероприятий. Раннему прозрению хорошо помогало сравнение официальной пропаганды с действительностью: тотальный дефицит и огромные очереди в магазинах, одобрение «старшими товарищами» только тех мыслей, которые укладывались в предписанные рамки. «Передовые идеи» с такой топорной неуклюжестью вбивались в наши неокрепшие головенки, что я уже в двенадцать лет научилась критически относиться к тем сторонам жизни, которые были доступны подростку.

Удержаться труднее, чем поступить

В школе мне легко давались все предметы, кроме физкультуры, и когда после десятилетки стал вопрос, куда поступать, я колебалась между МГИМО и МИФИ. Колебания были не напрасны: ни в том, ни в другом вузе девочек не ждали. Поскольку я любила математику, легко поступила в Московский инженерно-физический институт.

Однако учеба оказалась тяжелой, после первого курса отсеялась чуть ли не половина группы. В наш институт трудно было поступить, но еще труднее – удержаться в нем. Первые два года были не просто напряженные, а по-настоящему тяжкие, освоить программу, даже имея хорошую школьную подготовку, было нелегко. Сейчас, оглядываясь назад, я думаю, что только в восемнадцать лет можно выдержать такую нагрузку.

По состоянию здоровья в стройотряды меня не посылали, весь мой вклад в народное хозяйство в период учебы в институте ограничился тем, что я два раза на овощной базе перебирала картошку.

С будущим мужем я познакомилась в институте. Он уже оканчивал его, а я была первокурсницей. Когда я училась на втором курсе, мы поженились. Муж до сих пор с гордостью говорит, что вывел меня в отличницы.

Катаклизмы

Начавшиеся перемены в жизни страны я, как многие мои коллеги и друзья, встретила с большими надеждами на изменения к лучшему, после того как страной почти три четверти века командовали большевики. Мы думали, что при цивилизованной рыночной экономике и честной конкуренции страна наконец воспрянет. Эти надежды, к сожалению, далеко не во всем оправдались. Разница в доходах богатых и бедных превышает уже ту черту, за которой наступает нестабильность в обществе.

В августе девяносто первого я, на тот момент депутат Фрунзенского райсовета, ходила митинговать на Манежную площадь, была в рядах защитников Белого Дома, дежурила ночью в райсовете, где стояла «охрана». Мелькнула мысль: «Вот эти «охранники» сейчас и повяжут меня вместе с друзьями». Но к стенке нас не поставили. После тех событий я получила медаль «Защитник свободной России». Неудивительно, что, когда много лет спустя проводились демократические выборы, я без колебаний поддержала движение «Демократическая Россия» в своем районе. И все наши кандидаты победили.

В 1993 году в противостоянии, спровоцированном Указом Ельцина номер 1400, я не участвовала, посчитав расстрел парламента жестокой и абсолютно неприемлемой акцией. Симпатии к президенту она не добавила.

Я вступила в партию «Яблоко», в которой состою до сих пор.

Законодательный брак

Став депутатом Московской городской Думы, я поняла, что, не имея юридического образования, трудно глубоко разбираться в проблемах, которые надо решать. И поступила в Государственный правовой университет, окончила его в 1995 году и сразу почувствовала, насколько это меняет подход к законотворчеству.

Первый и второй созывы Московской городской Думы имели сильный состав. Мы часто дискутировали и в результате находили правильные решения.

Все кончилось, когда начались такие же процессы, как в Государственной Думе. Теперь все вопросы решает еще до заседания одна фракция. Это губительно для законотворчества, которое все чаще становится браком. Пример – Жилищный кодекс. Его поспешное принятие, непродуманность последствий привели к тому, что за полтора года народ осознал его серьезные недостатки, и начались протестные митинги. При демократическом принятии этого документа брака можно было избежать.

В нынешней Государственной Думе бывших партийных функционеров стало меньше. Зато увеличивается число представителей бизнес-сообщества.

В этом легко убедиться, ознакомившись с составом депутатского корпуса. В первые годы работы в Думе я начала проявлять активность, и мне предложили пополнить ряды «правящей» фракции. Я поблагодарила, но отказалась. Фракция коммунистов, когда-то являвшаяся могущественным оппонентом, сегодня почти ничего не решает.

Предсказания не сбылись

Когда я пришла в Госдуму, мне предсказывали, что я, как независимый депутат, буду кем-то вроде парламентской Золушки. Говорили, в частности, что мне не удастся продвигать свои законотворческие идеи.

Предсказания не сбылись. Мой проект изменений в упомянутый выше Жилищный кодекс прошел первое чтение, к нему присоединилось много депутатов, и я надеюсь, что до конца года мы проведем второе чтение. Это фактически будет означать новую редакцию документа, из которого исчезнут многие ошибки, приведшие к негативным социальным последствиям. Например, по действующему ныне кодексу, человек, ранее имевший право пользования жилым помещением (в первую очередь имеются в виду несовершеннолетние дети), может быть другим жильцом – собственником квартиры, например родными маменькой и папенькой, выгнан из нее.

Много категорий жильцов общежитий, которых раньше нельзя было выгнать на улицу, теперь это можно сделать. По моему проекту будут устранены и другие ошибки, порожденные, если можно так выразиться, «крутым либерализмом». Жаль только, что мой проект Жилищного кодекса, который изначально был внесен в Думу, даже не рассматривался, потому что по установившейся традиции он не мог конкурировать с проектом, внесенным правительством. Если мне удастся Жилищный кодекс ввести в разумные рамки, это будет большой моей победой.

Могу говорить то, что думаю

В разное время мне предлагали вступить в различные думские фракции (только Жириновский не «удостоил»). Я отказывалась, потому что ценю свободу. И некоторые члены фракции, где всех строят в одну шеренгу, вполголоса говорят, что завидуют мне, завидуют тому, что в прессе, по телевидению и радио я могу говорить все, что думаю. И никто меня, независимого депутата, не может одернуть.

Как сложится моя депутатская судьба в дальнейшем? Пока не знаю. О том, что делать, буду думать, когда станет ясно, пойдет ли «Яблоко» на очередные парламентские выборы. Можно ли кардинально изменить к лучшему страну? Не имея сильной и порядочной команды, нельзя.

Думаю, не надо жалеть деньги Стабфонда на вложения в новые технологии и инфраструктуру. Однако все разумные инициативы погибают в кабинете Кудрина: он всего лишь федеральный бухгалтер, который не видит людей, только цифры.

Мое «хобби» — чтение писем

Мое главное занятие в свободное время – чтение писем граждан. Порой их сюжеты могут поспорить с самым закрученным детективом. Очень многое понимаешь про страну. Когда-то я пела, до сих пор люблю музыку, театр, кино. В детстве, когда мама гасила свет, читала с фонариком под одеялом…По заграницам езжу часто… в Севастополь, там проживают граждане России, входящие в мой округ.

Рубрику ведет Владимир Познанский

 


БИОГРАФИЯ:

 

ГАЛИНА ХОВАНСКАЯГАЛИНА ХОВАНСКАЯ,
член Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному, и процессуальному законодательству
Вне фракций

Родилась в Москве. Окончила Московский инженерно-физический институт по специальности «Системное программирование». В 1966 году поступила на работу в Институт прикладной математики имени Келдыша Академии наук СССР в должности научного сотрудника отдела системного программирования. В годы перестройки была во Фрунзенском районе Москвы одним из организаторов Общества избирателей «Демократический выбор», вошедшего в движение «Демократическая Россия». Была избрана депутатом Фрунзенского райсовета. С 1993 года трижды избиралась в Московскую городскую Думу, где возглавляла Комиссию по жилищной политике. В 1994-1995 годах получила второе образование — окончила Государственный правовой университет. Участвовала в разработке Жилищного законодательства г. Москвы. В 2003 году избрана депутатом Государственной Думы. Замужем, имеет взрослую дочь.


Институт развития прессы 2010 © FinS.ru