Статьи

Лекарственный террор


Совет Федерации поддержал Государственную Думу

В Совете Федерации Комитет по науке, культуре, образованию, здравоохранению и экологии провел парламентские слушания о проблемах государственного регулирования качества лекарственных средств и фармацевтических субстанций. Мы попросили члена Совета Федерации Хусейна Чеченова, который вел парламентские слушания, рассказать о существующих проблемах и путях их решения.

На протяжении месяца Совет Федерации в лице его профильного Комитета занимался проблемами, связанными с лекарственным обеспечением льготников — людей заслуженных. Здесь накопилось много проблем. Сегодня образовался долг поставщикам около 30 млрд. руб. Сопутствующей темой стала проблема фальсифицированных лекарств и проблема фармацевтических субстанций, которые ввозятся в страну в основном извне и не сертифицируются в соответствии с действующим законом. Это есть фальсификация лекарственных средств. А теперь дайте определение сами такому деянию, когда некие дельцы производят и выбрасывают на рынок некачественные или фальсифицированные лекарства, зная, что могут тем самым убить больных людей. И если к высокой цене лекарства добавить риск приобрести фальсифицированное лекарство, то это ведет еще и к социальной напряженности.

В ходе частных бесед и на официальных мероприятиях мы все продолжаем ужасаться тому, что в стране депопуляция, для прекращения этого создаются национальные проекты, в том числе проект «Здоровье», и ставится задача «сбережения народа». Но проблема депопуляции имеет вполне конкретные причины.

Когда случается теракт с человеческими жертвами, то общество вполне обоснованно возмущено и требует от властей жестких мер. Однако сотни погибших людей и тысячи ставших инвалидами из-за суррогатного алкоголя хотя и вызывают эмоции, но гораздо менее острые. Привыкать к этому опасно. Но еще опаснее то, что под видом лекарств допускаются на рынок для больных людей фальсифицированные лекарства: в лучшем случае «пустышки», плацебо, а в худшем — лекарства, которые не только не отвечают своему назначению, а являются «антиподом». Поэтому вместо лечения люди получают обратное. Трагедии, которые из-за этого разыгрываются, менее видимы, статистики по ним нет. Если МВД России сообщает о 12% фальсифицированных лекарствах на рынке, то это те лекарства, которые доказательно выявлены. Но в реальности такого рода цифры больше. При этом имеются разного рода разногласия: то говорят, что 73% — подделки зарубежных лекарств, то говорят, что 63% — подделки отечественных лекарств, но суть в том, что это подделки, и если учесть, что и действительные лекарства имеют противопоказания, то что говорить о фальсификатах? Фактически это яд.

Совет Федерации представляет регионы и проживающих в них людей. Мы не можем только констатировать проблему. Наш Комитет СФ по науке, культуре, образованию, здравоохранению и экологии начал с этими проблемами разбираться. Большое удовлетворение доставило и то, что в парламентских слушаниях приняла активное участие Общественная палата в лице председателя Комиссии ОП по вопросам здравоохранения Леонида Рошаля и члена той же Комиссии Александра Баранова. В стенах Совета Федерации произошел принципиальный разговор. Был обстоятельный доклад руководителя Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития Рамила Хабриева. Около часа ему задавали жесткие и прямые вопросы.Дискуссия продолжалась в других выступлениях — мы выслушали 11 докладов и сообщений.

В итоге мы пришли к тому, что плодить разного рода слушания и конференции и там возмущаться, может быть, и неплохо, но надо от таких мероприятий переходить к результативным мерам по пресечению этого зла. Что представляется целесообразным добавить к уже действующим мерам?

Первое. Необходимо всемерно ужесточить систему надзора и контроля. На это необходимо затратить средства. Называлась цифра 300-500 млн. руб. и 1000 чел. штатных сотрудников. Эта цифра, очевидно, мала по сравнению со значимостью той задачи, которую необходимо решать. Россия может сегодня позволить себе и большие затраты для прекращения доступа на рынок фальсифицированных лекарственных средств.

Второе. Наш Комитет единогласно поддержал коллег из Государственной Думы, которые внесли законопроект о введении уголовной ответственности за производство, хранение, провоз, ввоз и продажу фальсифицированных лекарственных средств. Полагаю, что желающие противостоять принятию такого закона должны иметь серьезные доказательные аргументы для этого. Очевидно, что страна не может без такого закона обойтись, поскольку угрозы, призывы, заклинания и прочие ритуальные фразы уже не действуют.

Третье. Сегодня на рынке действуют до 3 тыс. оптовиков. Такого количества нигде в мире нет. Отслеживать всех практически невозможно. На наш взгляд, лицензирование данных организаций необходимо ужесточить. Нельзя кому попало предоставлять права на работу с лекарствами. Факты свидетельствуют, что даже известные фирмы занимались массированной подделкой зарубежных лекарств.

Четвертое. Обсуждались проблемы, связанные с изменением федерального законодательства. Необходимо ввести четкий понятийный аппарат в Федеральный закон о лекарственных средствах. Кое-что уже сделано. Например, было внесено понятие «фальсифицированное лекарственное средство». Но этого мало. Для работника МВД, например, требуется четкое определение, что является «фальсифицированной фармацевтической субстанцией» и др. Необходимы также поправки в этот закон, сводящие к минимуму посреднические цепи. Из-за череды посредников цена товара возрастает. Кроме того, некоторые оптовики позволяют себе то, что не может позволить себе ответственный производитель фармпродукции. Следовательно, необходимо сделать так, чтобы между производителем или его официальным поставщиком и потребителем стоял один оптовик. Тогда ответственность ложится на тех, кто произвел, и на тех, кто ввез. Разумно предложение о вводе специальных средств идентификации лекарств. Если идентификационная метка будет на упаковке, то это еще один фактор, направленный на устранение фальсификата с рынка.

Поднимался также вопрос о влиянии на отечественный рынок лекарств вхождения России в ВТО. После того как США дали «добро» на вхождение России в ВТО, процесс пошел быстрыми темпами. Значит, для фармрынка возникнут проблемы. Как быть с нашим законодательством, касающимся фармацевтической продукции? Как нам быть в ситуации, когда львиная доля фармацевтических субстанций поступает из-за рубежа? Там одни требования, а в России другие. И что будет с нашей уже «прохудившейся» фармацевтической промышленностью, которую порой целенаправленно уничтожали? Она вообще может исчезнуть с рынка России. А это недопустимо, поскольку угрожает национальной безопасности страны. Кроме того, надо поставить заслоны, чтобы после вступления в ВТО в Россию не хлынул поток продукции под видом лекарственных средств. А мы знаем, что подделки поступают из Польши, Венгрии, Болгарии, Индии, Китая и других стран. Следовательно, нужно подумать о гармонизации наших нормативно-правовых документов с другими странами. Полагаю, что реализация указанных мер должна дать положительный результат. Мы планируем разослать принятые решения во все регионы и структуры, причастные к данной проблематике. Мы намерены проводить мониторинг реализации принимаемых решений, собирать информацию с мест, обобщать положительный опыт и делать соответствующие выводы.

Беседовал Олег Казаков


Институт развития прессы 2010 © FinS.ru